обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






ТВ-1990

И. Бестужев-Лада,
заведующий сектором прогнозирования
Института социологических исследований АН СССР,
доктор исторических наук

Телевизор, сообщающий новости, знакомящий с достижениями народного хозяйства, демонстрирующий зрелища, – эти и некоторые другие его ипостаси хорошо знакомы всем. А вот телевизор – «секретарь», «продавец», телевизор – справочное бюро или юридическая консультация… Не правда ли, удобно ездить в командировку «по телевизору» – никаких самолетов, никаких гостиниц со знакомым аншлагом «мест нет». А конференции, симпозиумы, заседания – какая экономия средств! Нет, право же, ТВ-1990 – заманчивая вещь! Но и у него есть свои проблемы – и весьма сложные. Обо всем этом пишет автор.

Подсчитано, что путь изобретения от патента до лабораторного образца занимает нынче в среднем пять-шесть лет. Столько же требуется лабораторному образцу для того, чтобы превратиться в серийный, годный для продажи. Но нужен еще не один год, чтобы предприятия освоили новинку. Конечно, это в среднем. Конечно, возможны неожиданности: иначе не было бы изобретений. Но, в общем, мы сегодня вполне можем заглянуть на десять-двадцать лет вперед: многое из того, что появится тогда, уже родилось на чертежах и в патентах. Эту информацию уже научились использовать для прогнозов. Опираясь на них, попробуем представить недалекое будущее телевидения.

Нас в данном случае не интересует техническая сторона дела. Вряд ли уместно касаться здесь и перспектив развития телевидения как искусства – они заслуживают особого разговора. Речь пойдет о социально-бытовой роли телевизора. Западные футурологи предполагают, будто он и в будущем способен изменить весь образ жизни людей. Так ли это? В чем именно? В какой мере?...

Но сначала каков он, телевизор, скажем, 1990 года?

Достойный потомок «КВН»

Телевизор 1990 года сохранит многие «наследственные черты» своего «отца», который конструируется сейчас и появится на прилавках магазинов во второй половине семидесятых – первой половине восьмидесятых. Во многом он будет похож и на «деда» – современный телевизор, и даже на «прадеда» – аппарат начала пятидесятых годов. Вместе с тем он наверняка будет больше отличаться от «предков», чем «Рубин» 1970 года отличается от «КВН» 1950-го: темпы научно-технического прогресса нарастают стремительно…

Намного увеличится экран. Вероятно, появятся дешевые экраны «во всю стену» (они есть и сейчас, но стоят десятки тысяч рублей). Впрочем, важен не столько размер экрана, сколько психологическое удобство зрительного восприятия. Нужно, чтобы на телеспектакле зритель чувствовал бы себя в первых рядах партера, а слушая телебеседу, видел бы лектора как живого – рядом, в своей комнате. Такого «эффекта присутствия» можно достичь и с меньшим экраном. Все зависит от размеров помещения и характера передачи. Итак, экраны «кабинетные» – для одного-двух зрителей в небольшой комнате, «камерные» – для десятка зрителей в комнате побольше, «широкоформатные» – в зрительном зале, гигантские «панорамные» – на площадях или в парках…

Как мы увидим ниже, телевизору придется выполнять множество неслыханных ныне ролей. Поэтому столь же вероятно и появление пульта – поначалу, как водится, весьма громоздкого. Много места займут устройства, обеспечивающие обратную связь абонента с разного рода телецентрами.

Повсеместно распространится цветное телевидение. Гамма цветов на экране еще больше приблизится к естественным тонам. Звучание станет стереофоническим. Для этого уже сейчас созданы все предпосылки.

Изображение почти наверняка станет стереоскопическим (голография).

Сложнее с возможностью создания телеэффектов, воздействующих на органы обоняния (вдыхать запах цветов, показываемых на экране, и т.п.), а также на центральную нервную систему и психику человека. Фантасты давно уже обыгрывают эти сюжеты, хотя ничего фантастического тут нет. В принципе можно. Но нужно ли? А если запах вдруг вызовет у кого-то астматический приступ?

Зато почти наверняка ТВ-1990 станет кабельным, подобно телефону. Шаг назад? Нет, наоборот. Через эфир можно передавать очень мало программ, по проводам же – много. Между тем каналов связи потребуется множество, особенно для двусторонней связи: абонент – телецентр и абонент – абонент. Да, да, телевизор будет и экраном видеофона, но только не такого, как сейчас, а совершенного во всех отношениях.

Итак, типичный ТВ-1990 будет кабельным, крупноэкранным, стереоскопическим и, конечно, натурально-цветным.

Какие же услуги способен оказать он владельцу?

«Эффект присутствия»

Взгляните на таблицу из американского журнала «The Futurist» (приводится в сокращении).

Правый столбец посвящен стоимости одних только телевизионных услуг (не считая материальной части самого телевидения) . Она (полностью) оценивается на 1990 год США колоссальной суммой – двадцать миллиардов долларов, что сопоставимо с масштабами современного американского автомобильного рынка.

Теперь обратимся к первым трем столбцам. Ни один «год наибольшего ожидания», по оценке экспертов, не выходит за пределы 1995-го. А по большей части названы ближайшие пять-десять лет, даже два-три года. Между тем речь ведь идет о вещах фантастических еще для недавнего времени, а отчасти и для сегодняшнего дня.

Да, телезритель (точнее, телеабонент) 1990 года совсем не похож на нынешнего. У него очень большой выбор зрелищ, в том числе – кассетных фильмов, купленных в магазине или взятых напрокат в видеотеке, подобно книгам. В его распоряжении – целый штат «секретарей» и «консультантов», какие не снились ни одному императору или миллиардеру.

У телеабонента 1990 года – лучший в мире «личный» гувернер, знаток всех мыслимых наук и талантливый педагог. Он сможет учитывать особенности своего ученика и находить индивидуальный подход к нему. Нажатие кнопки – и вы слушаете самую блестящую лекцию или смотрите учебный фильм по интересующей вас теме. Непонятно? Переключаете программу, и та же лекция (урок, фильм), но в более доходчивом варианте. И это непонятно? Что ж, есть другие программы, рассчитанные на разный уровень понимания. Хотите проверить знания? Включите телеэкзаменатор…

Наберите шифр электронного хранилища информации, и телевизионный «секретарь» развернет на экране газету. Можно просмотреть даже специально заказанную подборку новостей. Еще один шифр – каталог библиотеки. Выбирайте книгу, альбом, чертеж. Можно получить не только изображение, а и звуковое сопровождение. Наконец, если надо – снимите копию и положите кассету в личную видеотеку…

Новые шифры – и дюжина «секретарей» в любое время познакомит вас с прогнозом погоды, расскажет, что идет в кино и театрах, посоветует, что стоит посмотреть, сообщит о времени отхода поезда, ответит, в каком магазине есть нужная вещь и по какой цене, познакомит с образцами товаров, порекомендует, что купить. «Секретарь» напомнит вам, что вы запланировали на сегодня или на следующую неделю, закажет билеты в театр или на самолет, столик в ресторане, номер в гостинице, даст предварительную медицинскую или юридическую консультацию, отправит теледепешу…

Но и это еще не все.

«Эффект присутствия» позволит, не выходя из комнаты, «занять» лучшее место на стадионе, «оказаться» в группе экскурсантов, осматривающих Суздаль или Париж, заглянуть в глубины океана из иллюминатора батискафа или в глубины Вселенной – из иллюминатора космического корабля. Тот же «эффект присутствия» поможет вам увидеться с уехавшей в другой город любимой, как если бы она сидела напротив за столом.

Коль скоро на экране может возникнуть в полный рост ваша знакомая, почему бы на нем не появиться и вашему начальнику? Тогда и для него, и для вас отпадет необходимость тащиться через весь город, только чтобы дать (получить) нагоняй и повернуть обратно. Ну, а если серьезно, то отпадет нужда во многих деловых поездках, командировках. Наконец, используя «эффект присутствия», можно заочно проводить любые совещания. Вы увидите оператора, услышите задаваемые вопросы, сможете принять участие в дискуссии и в голосовании при принятии решения.

Телекомфорт и телекошмар

Любой телефильм по выбору, любая книга – в любой момент, педагог – специально для вас, личные секретари и консультанты, возможность «съездить» туристом в любой край или увидеться, с кем пожелаешь, безо всякой поездки – тут есть от чего закружиться голове. И когда читаешь иные произведения западных футурологов о перспективах телевидения, создается впечатление, что голова действительно закружилась. Шатания поразительные: от возгласов восторга до криков ужаса, от безудержного ликования до безумной паники.

Да, то, что предлагает телеэкран 1990 года, может избавить от многих житейских трудностей, поднять уровень комфорта. Но телевизор – отнюдь не панацея от всех бед, не способ, как считают некоторые западные авторы, разрешить социальные противоречия и установить рай на земле. Он многое может. Но сам по себе, как и всякая техника, он «нейтрален» в отношении эксплуатации и гнета, нищеты и невежества, глупости и подлости, алчности и политической близорукости, милитаризма и войн – всего, что несет человечеству отживающий общественный строй. Важно, каким социальным целям, какой политике служит техника.

При этом блестящие перспективы телевидения имеют и довольно мрачную оборотную сторону. Уже сейчас оно на Западе, по отзывам самой западной прессы, сделалось чем-то вроде «теленаркотика». Жестоко страдает сама психика телезрителя. Его превращают в пассивного, безвольного, всеядного «потребителя информации». Под пером западных фантастов рождаются кошмары телевизионного обесчеловечения человека. Люди поголовно становятся «теленаркоманами». Их взбадривает только очередная доза передач. Наконец, человек на всю жизнь запирает сам себя в гроб с экраном на внутренней стороне крышки. Автоматика и электроника поставляют живому мертвецу хлеб (питательные пилюли) и зрелища. Прямое воздействие передачи на центральную нервную систему позволяет ему «сопереживать» с героями телефильмов, «становиться» то Клеопатрой, то Наполеоном, то Чаплином, то Лоллобриджидой.

Не удивительно, что многие прогрессивные деятели Запада клянут телевидение как смертельное зло. Но при чем же сам телевизор?

Неосторожность в обращении с газовой плитой чревата опасными последствиями, – что же, отказаться от газа? Автокатастрофы на земле ежегодно губят десятки тысяч человек. Но ведь сам автомобиль – колоссальное благо…

Все дело в социальных условиях использования возможностей того или иного технического достижения. При капитализме условия одни, при социализме – совершенно иные.

Но это не значит, что при социализме вообще не возникает социальных проблем телевидения. Существует проблема качества передач, их художественного и идейно-теоретического совершенства. Нас радует, когда телевизор доносит до миллионов хорошие фильмы, спектакли, лекции. Но нас тревожит, что школьникам передача мешает выучить уроки. Нас огорчает «всеядность» тех, кто, приходя домой, сразу же включает экран, а выключает, только ложась спать. И эстетическая глухота тех, кто смотрит передачи мимоходом, «внакладку» к ужину, к урокам, к забиванию «козла», к болтовне…

Встает вопрос о культуре телезрителя, о том, кому, что, когда и, главное, как смотреть. Этот вопрос не раз обсуждался на страницах «ЛГ». Учитывая перспективы телевидения, к нему, вероятно, предстоит вернуться не раз.

То же относится к другим социальным проблемам ТВ. Коснемся некоторых из них.

Книга остается с человеком

Лет семь назад одна телестудия устроила «круглый стол» по теме «Библиотека будущего». В числе гостей оказались молодой инженер-прогнозист и библиотекарша с полувековым стажем. Инженер бойко рассказал о будущих электронных хранилищах информации, где в ячейке величиной с наперсток можно сберегать собрание сочинений самого плодовитого писателя, об электронном каталоге, в котором с помощью ЭВМ можно за минуту найти любое из миллионов названий, о телеэкране, воспроизводящем любой текст, чертеж, рисунок. И закончил категорически: «А библиотек не будет».

Старушка-библиотекарша слушала-слушала и расплакалась. Только и прошептала: «Не может этого быть».

А ведь она права! Технические новшества бессильны разом «отменить» то, что складывалось веками. Мы с вами – люди книжной культуры. Мы с детских лет привыкаем к книге: добываем ее, как хлеб насущный, дарим, как лучший подарок, и храним, как драгоценность. Мы и внуки наши – и через пятьдесят, и через сто лет – будем бережно перелистывать любимую книгу, искать ее в библиотеке, ставить на полку в доме.

Доживи до наших дней древние вавилоняне, они, наверное, с такой же нежностью перебирали бы свои глиняные таблички с клинописью – хоть завали их современными книгами!

Для киборга (кибернетического организма) это, может быть, и невозможно. А для человека естественно. Так уж он устроен…

Иное дело: нас расстраивает, когда все чаще сталкиваешься с нехваткой нужных книг, с трудностью их поиска в океане информации при растущих масштабах спроса и предложения. На эту тему, кстати, не так давно в «ЛГ» выступал писатель Илья Фоняков. Нас огорчает, что каждая газета – это в самом буквальном смысле гектары вырубленного леса. Мы сознаем, что при бурном росте названий и тиражей такая практика не может продолжаться бесконечно. А как тут уместна, как своевременна помощь телеэкрана! Следовательно, речь идет об оптимальном сочетании печатной и электронной литературной продукции в единых системах научно-технической, общественно-политической и художественно-эстетической информации.

В условиях социализма ТВ, как известно, не конкурент театру и кино. Опасения на этот счет, высказывавшиеся в свое время, не подтвердились. Напротив, при правильной постановке дела ТВ «пригласит» людей в театр на хорошую пьесу, «завлечет» их в кинотеатр на хороший фильм…

Впрочем, мы уже оговаривались, что этот вопрос заслуживает особого разговора.

Обратимся к другим «экранам» телевизора 1990 года.

Надо ли ходить в школу?

При мне однажды учитель очень интересно рассказывал на уроке семиклассникам об автомобилях и телевизорах будущего. Вопросы сыпались градом. Когда начали обсуждать один из них – «можно ли задавать и спрашивать уроки прямо по телевизору?» – первая реакция была единодушна: «Ура, не надо ходить в школу!»

Но затем, подумавши, пришли к выводу: все-таки надо… И вывод этот был, конечно, совершенно закономерен.

Современная техника способна разгрузить учителя, позволить ему сосредоточиться на педагогическом творчестве, а также помочь ученику лучше наверстать упущенное или уразуметь непонятое.

Но ведь перед воспитанием (неразрывно связанным с обучением) техника пасует. Вообще-то можно пытаться воспитывать ученика и по телевизору. Но при этом формироваться будет скорее всего некая разновидность Маугли. Требуется ведь повседневное общение с ровесниками, со старшими и прежде всего с учителем. Школьный класс – не просто группа ребят, которым «задают» урок. Это коллектив. До сих пор иного способа формирования личности не придумано…

И все же тут тоже есть над чем поразмышлять. Если бы меня спросили, какое самое значительное социальное изменение несет с собой ТВ-1990, я бы ответил: третья (учебная) программа имеет тенденцию стать к тому времени первой. По важности, по влиянию на формирование личности и общественного мнения, на образ жизни человека будущего.

Готова ли она к этому? Несомненно, за последние годы она продвинулась далеко вперед. Но еще многое предстоит сделать для того, чтобы учебный телефильм стал «властителем дум» целого поколения, чтобы «университет на дому» стал лучшим университетом страны. Обсуждение путей и способов решения этой проблемы не стоит откладывать до 1990 года.

Взрослые, в отличие от семиклассников, ни на секунду не поддаются телевизионным иллюзиям. Они дружным смехом встречают фантазии, будто телевизор – каким бы он ни был! – позволит «не ходить на работу», а трудиться дома.

Дело не в том, что далеко не все трудовые процессы поддаются управлению на расстоянии с пульта телевизора. И даже не в том, что далеко не всякая работа может быть надомной. Существует общественное производство. Оно складывается из предприятий и учреждений, в которых трудятся рабочие коллективы. А коллектив – это непосредственное общение личностей. Словом, и здесь мы опять возвращаемся к живому человеческому коллективу. Без него нет личности, нет общественного производства, нет человеческого общества.

Другой вопрос: всегда ли нужно на поездку тратить два часа или двое суток лишь для того, чтобы обменяться информацией? Собираться толпой на целый день, чтобы обсудить проблемы, которые можно решить за считанные минуты, если подходить по-деловому? Речь идет о культуре труда. И вот тут-то помощь техники поистине неоценима. В свое время телефонизация избавила людей от части служебных поездок и переписки. Телевидение способно сделать то же в несравненно больших масштабах, причем народно- хозяйственный эффект будет эквивалентен многим миллиардам рублей экономии.

Но не только несколько сотен талантливых конструкторов телевизоров могут обеспечить двухсотпятидесяти-миллионному обществу этот колоссальный эффект. Пассивное ожидание «манны» технического прогресса – не самая лучшая, право, позиция! Шаги навстречу будущему надо делать сегодня. Ведь новая техника всегда требует ломки сложившихся традиций, взглядов, стереотипов в организации труда и быта. Разве не устарело многое в этой организации уже сейчас?! Совершенна ли упомянутая уже сложившаяся практика служебных командировок и деловых совещаний? Всегда ли оправданны расходы государства и мытарства командированного или «прозаседавшихся», отвлечение людей от дела и, в конечном счете, потеря миллионов человеко-часов (если считать по стране в целом)?

Нельзя ли эффективнее использовать уже сегодняшний телефон и видеофон, телеграф и фототелеграф, инструктивные телефильмы и вообще потенциал «служебного телевидения»?

От ответов на эти вопросы во многом зависит практический путь к ТВ-1990.

На ваш вкус

Полвека назад мистер Твистер был в Ленинграде одним из очень немногих интуристов. Теперь счет идет на сотни тысяч. Десять – пятнадцать лет назад герои фильма «Верные друзья» в романтическом одиночестве плыли на плоту по реке. В Кижи и на Соловки, на Селигер и на Байкал добирались редкие «землепроходцы». Теперь в турпоходы ежегодно идут миллионы. Там, где в прошлом году побывал десяток туристов, в этом – жди сотни, а в будущем – тысячи. Туристский взрыв или, если угодно, туристское цунами, заставшее нас врасплох, пагубно сказывается на сохранности природы, а часто и на самочувствии самих туристов.

Что ж, запретить туризм и заменить его «Клубом кинопутешествий»? При всей увлекательности последних это нереально. Это смешно.

Надо дать людям свободу выбора – великое благо, реализовать которое поможет телевизор.

Кто-то предпочтет испытать все туристские тяготы. Постоит в очереди за билетами. Проведет бессонную ночь в веселой компании коллег. Протолкается в битком набитый автобус и будет вертеть головой по указке гида: «взгляните налево, впрочем, мы уже проехали…»

А другой предпочтет сесть у телевизора, чтобы «оказаться» единственным посетителем Эрмитажа или пассажиром открытой машины, медленно едущей по весеннему Крещатику, чтобы «прокатиться» на плоту по Чусовой или на вертолете над Альпами. И с персональным гидом. И – это нужно вновь подчеркнуть – при полном «эффекте присутствия» для зрителя, чего нынешний телевизор обеспечить еще не может. А завтрашний обеспечит.

Скорее же всего одно другому не помешает. Когда-то наступит пора странствий. А когда-то захочется посмотреть то, чего никакому туристу без помощи ТВ в жизни не увидеть. Кстати, есть ведь и люди, которые из-за преклонного возраста или болезни уже никогда не смогут отправиться ни в какое путешествие, кроме телевизионного. И есть мемориальные музеи – об этом писала «ЛГ», – которые надо срочно спасать от нашествия посетителей. Так пусть хоть немного, но ослабнет геометрическая прогрессия туризма. Пусть чуть получше станет туристу. И дому Чехова в Ялте. И многострадальной природе…

Точно так же кто-то предпочтет истратить выходной на магазины, затесаться в толпу покупателей, пробиться к продавцу, перебрать полсотни галстуков и выбрать нужный «в натуре». А кто-то дома включит телекаталог галантерейного отдела и выберет то же – за пять минут…

Но разве и здесь ничего нельзя поделать до 1990-го? Разве «Клуб кинопутешествий» достиг предела своих возможностей? Разве торговля и служба быта исчерпала возможности телефона и видеофона «служебного ТВ» и ТВ вообще? А ведь и тут, как любят выражаться журналисты, будущее начинается сегодня.

ТВ-1990 ведь не появится «из ничего»…

«Литературная газета» 30 января 1974 г.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001