обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Телевизионные дневники «ЛГ».
Апрель.

Сергей БУРИН

ХОРОШО ИМ, ГИГАНТАМ МЫСЛИ…


Когда я в сотый раз читаю чьи-то жалобы, что неинтеллигентно, мол, балдеть от похождений Марианны или от этой… как ее… «Второй мамы», то так и хочется сказать: дорогие мои, ну нет, нет у нас другого народа, а тому, который есть, нравится именно это. С «Зеркала» или, скажем, «Дней затмения» процентов 90 зрителей переключаются на другие программы. Эти данные характерны для телевидения всех стран. Естественно, подобные цифровые «критерии» не имеют никакого отношения к оценке Тарковского или Сокурова, но речь-то ведь не о них, а о катастрофическом непонимании, с каким зрителем мы имеем дело.

Тема достаточно деликатная, и по понятным причинам в нее предпочитают не углубляться, а лучше ее и вовсе не касаться. Между тем, дело здесь, конечно, не в репертуаре ТВ, а в серьезнейшей КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ошибке, уходящей корнями в 60-е годы прошлого века, во времена «хождения в народ». В какой-то момент властители дум, решительно отвергнув идею спокойного, эволюционного развития общества, предпочли ему радикально-нигилистический, революционный путь. Дело оставалось за малым: убедить темный, малограмотный народ в том, что ему нужен именно этот путь, и никакой другой. До замечательного 17-го года, когда «убеждать» принялись весьма решительно, было еще далеко, и поначалу процесс «перевоспитания» шел примерно по такой схеме: вы, ребята, – болваны, а мы – умные, мы книжки читать умеем, так что слушай сюда…

Отголоски этого на ТВ встречаются сплошь и рядом. Нелепейшие, заумные передачи о политике, экономике, философии, непонятная (да зачастую еще и употребляемая неверно!) терминология… И все это вместо хотя бы приблизительного «ликбеза» в тех же областях. Какая прекрасная идея, например, была заложена в рубрике «Киноправда?» – последовательно развенчать всю «совковую» киномифологию, причем развенчать не посредством идиотического подхихикивания, а квалифицированно и, как говорится, доходчиво. Временами это, в общем, удается, да и подбор фильмов для рубрики весьма удачен. Но гораздо чаще лица, приглашаемые на обсуждение тех или иных фильмов (по замыслу – специалисты), либо невнятно бормочут что-то, либо выпаливают обойму непонятных терминов, забавно кося при этом глазами на соседей: каков, мол, я! Недавнее обсуждение фильма «Незабываемый 1919-й» носило в этом смысле прямо-таки дикий характер. Я пытался выудить из него хоть одну мысль, но кроме банального «о, как долго нас обманывали большевики!», так ничего и не уловил. Запомнился, правда, некий юноша, представившийся «религиозным деятелем». Он тоже скороговоркой произнес нечто непонятное, я запомнил только слово «пролегомены» (и снова, естественно, гордый взгляд на соседей!), да и то потому, что пару минут вспоминал, что же это такое. А как быть остальным, кто «консерваториев не кончал»?

Недавно Хасбулатов, вызвав легкий шок у либералов (или демократов? нынче такая путаница в названиях…), сказал примерно следующее: «Ведь наш народ простой, так? Ему много не надо, ему дай колбасы, масла, так? Ну еще там что ему нужно, – и народ нас поддержит, так?» Да в том-то, черт подери, и дело, что «так»! Разница лишь в том, что Хасбулатов по своей восхитительной «наивности» (кавычки ставлю потому, что, думаю, это просто маска) произносит это вслух и считает такую ситуацию нормальной. А демократы-либералы по самой сути декларируемой ими идеологии не способны этого признать, хотя все эти «пролегомены», «консенсусы» и т. д. говорят даже не о высокомерии, а скорее о полнейшем равнодушии к тому, поймет ли затурканный народ что-нибудь или нет.

Это, конечно, тема не небольшой статьи и даже не книги, а, видимо, цикла работ, но все же рискну высказать свою мысль пунктирно. «Слоеный пирог» российского общества, опуская нюансы, всегда состоял из: а) власти, вершившей всеми государственными делами; б) огромной массы «простого народа», абсолютно ничего не понимающей в действиях власти по причине… ну, скажем, профессиональной неподготовленности; в) относительно образованной прослойки, которая потому и называлась так, что только она могла РЕАЛЬНО изменить интеллектуальный уровень народа, путем спокойного, планомерного просвещения поднимая этот уровень ступенька за ступенькой. Опять же за недостатком места вынесем за скобки то, как распорядилась этой уникальной возможностью «прослойка». Замечу только, что до 17-го года просветительские задачи худо-бедно, но, во всяком случае, искренне пыталась решать власть.

Что же, соблюдая краткость, произошло в 17-ом году? Народ был декретным порядком объявлен «всем», а пролетариат – самым передовым классом. При этом вяленький процесс просвещения был попросту остановлен, если, конечно, не считать замены «Бовы-королевича» и частушек на «Как закалялась сталь» и кинофильм «Волга-Волга». В самом деле, зачем? Ведь если народ УЖЕ стал «всем», то ничем выше этого он стать не может, так? Ну, а «прослойка» окончательно углубилась в собственные дела, тем более что суть их все больше сводилась к формуле, высказанной профессором Хасбулатовым, только на более высоком уровне: вместо колбасы и масла – дачи, машины, загранпоездки…

Самое же главное в том, что за 74 года большевизма (если числить его концом 91-й год) сознание и, извините за выражение, менталитет народа были изуродованы не то чтобы необратимо (тьфу, тьфу, тьфу!), но настолько, что еще долго-долго его любимым развлечением будут фильмы Гайдая, а в смысле чтения – в лучшем случае Пикуль. И не надо по этому поводу возмущаться, воздевать к небу руки. Надо просто отнестись к этому факту как к печальной реальности и в сотый раз задать себе классический вопрос: что делать? А делать нужно то же самое, что делали во всем мире (да и у нас еще в начале века) в подобных ситуациях: спокойно, без «революционных» рывков просвещать.

Ах, как хорошо быть гигантом мысли! Ну кем-нибудь вроде Толстого или Солженицына: изрек что-то директивно-эпохальное – и никаких объяснений не надо. Вся беда в том, что гигантами являются далеко не все, а вот претендентов на такое звание очень уж много, и каждому, конечно, хочется давать директивы. Но это же очень трудно, господа, ох, как трудно. Даже у Толстого порой тяга к афористичности (а уж он-то имел на нее право!) побеждала логику. Вот, казалось бы, блестящая мысль, вложенная в уста Пьера Безухова: «…ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое. Ведь как просто!» Куда уж проще! Осталось договориться о критерии отграничения порочных людей от честных – и все будет в порядке. Но проблема в том, что никак с момента возникновения человеческой цивилизации договориться-то и не удается… Может, с высоких тем спуститься пониже? Например, более понятная, почти неисчислимая альтернатива «профессионал – непрофессионал».

Казалось бы, с теми временами, когда искусством и культурой руководили ткачихи и химики, а ТВ – инженеры и отставные партработники (профессии называю условно, так как досье не веду), мы покончили. Ан нет! Незадолго до своего исчезновения с политического горизонта Горбачев успел как бы «замкнуть» эту традицию, поставив во главе системы ТВ Егора Яковлева, человека, явно не имеющего отношения к «людям порочным», но в равной степени и не имеющего отношения к ТВ. Если, конечно, не считать его участия в качестве сценариста в ряде фильмов о Ленине.

Между тем нельзя, конечно, сказать, что профессионализм вообще исчез с наших домашних экранов. Приятно, например, что продолжается программа Валентины Ждановой и Алексея Пиманова «За Кремлевской стеной», авторы которой, не мудрствуя лукаво, преследуют именно просветительские задачи, в спокойной, несенсационной манере повествуя о нашем недавнем прошлом (скажем, сюжеты о Брежневе, об Андропове…) С каждым разом все интереснее и профессиональнее становится и программа «Общественное мнение» – технологические возможности и методика ее ведения позволяют с микроскопической долей погрешности в самое сжатое время проводить что-то вроде «мини-референдумов»…

Хочется отметить совершенно исключительную роль работающего всего четыре месяца канала Тернера – Сагалаева. Там довольно строго выдерживается объявленная программа, высоко ценится эфирное время – нет буквально ни секунды «простоя», чем непозволительно грешат остальные каналы, кроме разве что 4-го. Огромна и просветительская роль 6-го канала, в распоряжение которого Тэд Тернер предоставил свою знаменитую фильмотеку. Возможно, и не преследуя именно такой цели, Тернер и его коллеги довольно быстро, как бы невзначай ввели нас в обиход американской жизни, американских проблем, а это почище любой «Киноправды?» развеивает еще популярную в нашем обществе идею, высказанную героиней Дорониной из «Трех тополей на Плющихе»: мол, «в Америке страшно».

Вот написал – и уже мысленно слышу возражения: это все в прошлом, в прошлом. Да нет же, дорогие мои, почитайте «День» и «Советскую Россию» или, еще лучше, поглядите на демонстрации и митинги соответствующего толка – ведь не Проханов же с Невзоровым всех их подкупили, это наши с вами соотечественники. И, как ни грустно, их очень много, так что логичнее и разумнее не презрительно отплевываться от этого, а всеми силами объяснять этим людям, что их очень ПРОФЕССИОНАЛЬНО дурачат. Вот и надо отвечать на это не митинговыми воплями, а тем же (только с иным, разумеется, содержанием) профессионализмом.

По пути 6-го канала в значительной мере идет в последнее время и 4-й, да, в общем, и 3-й, хотя и со значительной долей сумбура. А вот два главных канала (да и петербургский тоже) продолжают захлестывать страсти, не имеющие никакого отношения к интересам зрителя. Ну, зачем, скажите на милость, надо было дважды (!) корежить программу «России» из-за длинного выступления Руцкого (того самого, про «чемоданы компромата»)? В итоге зрителей лишили прекрасной картины «Умирать не страшно» – о трагических 30-х годах. Я уже не говорю о кошмарных многочасовых показах съездов, которые не нужны абсолютно ни-ко-му, кроме самих депутатов и членов их семей. Для нормального зрителя вполне достаточно квалифицированной и беспристрастной монтажной подборки.

Другой пример – современная музыка (в более точных названиях я, к сожалению, путаюсь), буквально заполонившая все каналы. Я далек от известной точки зрения, что все это-де империалистическая провокация и происки сатаны, но, право же, аудитория любителей таких передач совсем не так велика, как можно подумать из их места в программах. Исходя из этой логики и несколько поменяв направленность, можно было бы круглые сутки показывать «Лебединое озеро» и «Хованщину», тем более, что соответствующие репетиции уже, помнится, проводились…

А ведь в принципе все действительно очень просто. В частности, на ТВ, во-первых, нужен профессионализм, а во-вторых (можно и поменять номера) – внимание к уровню и интересам аудитории, зрителей, того самого народа, который в конечном счете всегда прав.

«Литературная газета»
12 мая 1993 г.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001