обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






УРОК АРИФМЕТИКИ

И все-таки в арифметике что-то есть!
Когда мы в Библии читаем, что из Вавилона в Иерусалим
двинулась колонна из 42360 беженцев, не считая
женщин и детей, которых было 40742, а кроме них
шли 74 священника, 128 певцов, 1389 привратников и т.д., – то в это, знаете, верится.


ВЯЧЕСЛАВ БАСКОВ


ПОЧТИ ДА ОКОЛО


В древности главным источником информации была книга, и люди, зная свойство книги уходить в века, боялись неточных слов. В наше время главный источник информации – телевидение. Оно состоит сплошь из слов. Которые уносит ветер. С арифметикой тут обращаются, как со словом.

Каждый день по всем каналам нам сообщают о погоде. Редко бывает, чтобы цифры сходились. Скажем, Московский канал говорит, что завтра в Москве будет плюс 4 градуса, Первый канал – плюс 3-5, канал НТВ – плюс 3, Российский – плюс 5-7, а Петербургский – плюс 2. Обретшие независимость каналы, вероятно, заключили контракт на раздел «Погода» с разными сотрудниками Гидрометцентра, а у тех, по-видимому, тоже очень индивидуальное видение погоды на завтра.

В Доминиканской Республике произошла авиакатастрофа: самолет с пассажирами упал в море. По НТВ нас уверяют, что в самолете находились 180 пассажиров и 13 членов экипажа. По Московскому каналу прошла информация о 189 пассажирах, без упоминания членов экипажа. Первый канал сообщил о 130 погибших. В следующем выпуске канал НТВ сначала рассказал о 82 телах, найденных в море, потом – о 106 телах, доставленных в морг. Первый канал информировал нас о том, что среди 189 пассажиров (опять-таки без членов экипажа) было 165 немцев и 5 поляков. В числе пятерых было два депутата Сейма. Но в любом случае выходит, что на борту было или 170 пассажиров или 172, но никак не 189. Когда же в эфир вышло снова НТВ, то там уже точно знали, что на борту самолета было 189 пассажиров, а не 180, как когда-то, и без упоминания членов экипажа, словно бы они не люди.

Работники телевидения изобрели новые арифметические понятия. Людей – людей! – они уже давно исчисляют примерными цифрами. Произошла авиакатастрофа с ТУ-154 на Дальнем Востоке. В самых первых сообщениях работники информационных программ говорили так: на борту ТУ-154 было «около трехсот», «почти триста» пассажиров. Назывались даже точные цифры – 298, 256. А потом стали говорить откровенно, что никто не может сказать, сколько людей было на борту потерпевшего крушение самолета.

Эти «около» и «почти» запомнились навсегда. В голове не укладывается, как можно выходить в эфир, смотреть в глазок камеры с этими «около» и «почти». Это совершенно безнравственно. Но ни один телеканал от стыда еще не закрылся. Авиакатастрофа ТУ-154 случилась после трагедий в Буденновске и Кизляре. Именно там подсчет людей начался по не известной дотоле шкале: между «почти» и «около», между «свыше» и «примерно». Даже животных считают по головам без этой приблизительности с древних времен и до сих пор!

Каждый корреспондент в Буденновске считал почему-то своим журналистским долгом назвать точную цифру заложников, точное число террористов, милиционеров, солдат, офицеров. И пошел в эфире наворот цифири!

Сначала нам сообщили, что заложников в больнице Буденновска ровно 50. Потом мы услышали цифру 150. Затем их стало «около двухсот», «свыше ста пятидесяти», вдруг опять точные цифры: 63 человека, 134 человека… Но после того, как выяснилось, что в Буденновске нет своего родильного дома и родильное отделение размещается прямо на территории клинической больницы, где, возможно, есть даже инфекционные отделения, число заложников возросло резко. Счет пошел на тысячи. Кривая заложников поползла круто вверх, и мы узнавали, что с виду неказистое больничное здание вмещает 3 тысячи человек, 8 тысяч, 15 тысяч… Цифры назывались исключительно круглые. А после того, как мы увидели, как из больницы идет шеренга отпущенных террористами рожениц с детьми на руках, то и этих самых людей корреспонденты подсчитать не удосужились, и в эфир шли круглые цифры: полторы тысячи, 2 тысячи, 7 тысяч... После показа шествия рожениц из больницы на волю со всех каналов понеслась новая, не известная дотоле математической науке цифра: «Смотрите, – говорили нам со всех каналов, – вы видите колонну заложниц, отпущенных группой террористов». «Колонна» – это сколько? А сколько – «группа»?

Что же касается террористов, то число их обречено на полную неизвестность. Их не сумели сосчитать даже тогда, когда ВСЕ они садились в автобусы. И в эфире раздавались опять приблизительные цифры: «около двадцати», «примерно двести». Не сосчитали даже тех, кто вместился в автобусы, словно бы это уж совсем не интересно. Но это же самое главное: сколько людей находится в опасности и сколько людей им опасностью угрожает! Исходя из этого, нужно прилагать усилия для освобождения одних и наказания других.

Точно такая же ситуация повторилась и в Кизляре, откуда действие переместилось в Первомайский: журналисты называли разные цифры.

Цифры в журналистике способны подкрепить авторское рассуждение, опровергнуть доводы оппонента. Однако в телевизионной журналистике цифры стали чем-то иным, еще не осознанным теоретиками, чем-то вроде украшения репортажа, наподобие завитушки в орнаменте или трели в музыке, или, скорей всего, средством для профанации правдивости. Ни один журналист не назовет цифры, если в ней не уверен, кроме тележурналиста. Для него произнести цифру – что вздохнуть.

Сводки о конфликте в Чечне на цифрах держатся. Куда направились войска, куда отступили дудаевцы – для телезрителей не очень важно, потому что не все из нас хорошо ориентируются в той местности. Поэтому мы слушаем цифры. И вот Татьяна Миткова с канала НТВ оповещает нас, что из Серноводска, подвергшегося атаке федеральных сил, вышли «от десяти до шестнадцати тысяч человек». Тотчас идет репортаж из Серноводска, и корреспондент Илья Канавин говорит, что Серноводск удалось покинуть десяти тысячам тридцати четырем человекам. Причем же тут цифра 16000? Чуть раньше Татьяна Миткова уведомила нас, что в Грозном уже пять дней идет демонстрация противников войны, – и тотчас корреспондент говорит нам, что на площади в Грозном уже четыре дня идет демонстрация. Так четыре дня или пять дней? Другой корреспондент о том же митинге отозвался как об очень многолюдном: на площади собралось, сказал он, от 30 до 40 тысяч человек. А третий корреспондент, стоящий на той же самой площади, заверил нас, что митинг тот не представляет собой ничего особенного: всего пятьсот человек собрались на площади…

Особая статья – заложники в самой Чечне. Из многочисленных сообщений нам известно, что в заложниках находятся строители, энергетики и – уже освобожденные – новосибирские омоновцы. Про новосибирских омоновцев говорили так: их «около четырнадцати», «около пятнадцати», не поясняя, что значит «около» такой точной цифры – тринадцать с половиной? Расхождения по поводу строителей были ничуть не меньшими. Про захваченных энергетиков упорно говорили, что их 29, но поскольку столько стало и захваченных строителей, которых всегда было или 36 или 32, возникло сильное сомнение относительно энергетиков: не перепутали ли их со строителями?

Сведения относительно раненых и убитых – просто скандал. В один и тот же вечер, с разницей в полчаса, с разных каналов идет информация об одном и том же бое, в котором были убиты два солдата федеральных войск и один ранен (первый вариант) один убит и двое ранены (второй вариант), один убит и один ранен (третий вариант). Одна информационная служба сообщает о 48 обстрелах постов федеральных сил, другая – о 52, третья – о 128.

В использовании древней арифметики телевидение достигает пика равнодушия: погибших и раненых исчисляют откровенно на «много» и «мало». Получается, если убит один – не волнуйтесь, граждане: всего один. Если двое – «всего двое», тоже не волнуйтесь, там таких, как эти, еще полным-полно…

В ответ на эти холодные, беглые сообщения возле экранов телевизоров бьются учащенно сердца людей, чьи родные и знакомые служат в Чечне по обе стороны: не моего ли убили? Не моего ли ранило?.. Как узнаешь!..

После такого отношения к людям и цифрам даже как-то неловко говорить о прочих провинностях ТВ в обращении с числами. В России – предвыборная пора. Один канал нам доверительно сообщает, что предвыборная кампания президента обойдется налогоплательщикам в 10 миллионов долларов. Другой канал столь же доверительно утверждает, что эти 10 миллионов потратят на предвыборную борьбу все претенденты на пост президента. Произносятся цифры 7 миллионов долларов, 70 миллионов…

Необязательные, ни к чему не обязывающие цифры стали дурной традицией на всех каналах телевидения. В крупных событиях и в мелких оно одинаково неразборчиво в самом существенном, что составляет соль информации.

В этой арифметике что-то есть. Что же? То, чего нет на телевидении: элементарного уважения к людям.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001