обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






ИНТЕРВИДЕНИЕ СЕГОДНЯ И ЗАВТРА


Интервидение в эфире – мы привыкли к его заставке и позывным. Для нас они означают, что сегодня снова голубой экран, раздвинув национальные границы ТВ (либо «отправляясь» в гости, либо принимая гостей), расскажет интервизионному зрителю о том, что происходит в мире. Так было в дни международного совещания коммунистических и рабочих партий в Москве, когда ежевечерне с ТВ-экрана (благодаря Интервидению) люди разных стран знакомились с его работой. Так происходило недавно, когда в телевизионных новостях и во «Времени» сюжеты, переданные и полученные по интервизионным каналам, «переносили» зрителей в столицу ГДР Берлин, где заседала Всемирная Ассамблея мира. Так было всегда: почти за десять лет существования Интервидения тысячи часов – встреч на телеэкране. А что нас ждет впереди?

На этот вопрос в какой-то степени отвечает «Концепция перспективного развития», принятая на недавней 38-й сессии совета Интервидения в Таллине. В документе этом нашли отражение все аспекты международного телевизионного содружества – информационные, идейно-воспитательные, просветительские; поиски оптимальных решений для более широкого обмена программами, производства фильмов, создания новых циклов передач, для развития совсем неизвестного большинству стран-участниц Интервидения – цветного ТВ.

Как будут осуществляться эти «перспективы»? Это во многом зависит от анализа сегодняшней практики. Наш корреспондент предложил ряду делегаций, принимавших участие в обсуждении концепции, ответить на вопросы «СК».

1. Какой вам представляется деятельность Интервидения как формы, объединяющей ТВ различных стран?

2. Дают ли интервизионные передачи картину того, как живут соседи, что происходит в их странах – в экономике, политике, культуре?

3. Программная сетка национального ТВ, языковый барьер, часовые пояса подчас мешают работе Интервидения. И все же, как видятся перспективы планирования интервизионных включений и выходов?

4. Интервидение как будто нашло себя в совместных циклах. Как вы к ним относитесь? Какими вообще представляются вам формы интервизионного сотрудничества на голубом экране?

Христо РАДЕВ
главный редактор программ телевидения Народной Республики Болгарии

1. Сказать об этом коротко почти невозможно.

2. Тот, кто регулярно их смотрит, ответил бы: «Да».

3. В любой национальной программе можно легко и умело спланировать передачи из стран Интервидения. Языковый барьер – серьезное препятствие, но для его преодоления уже найдены эффективные меры. Зрителей следует приучать к интервизионным передачам. Но отводить для этого строго определенные часы и дни вещания нецелесообразно.

4. Достоинств у цикловых передач значительно больше, чем недостатков, а последние в большей степени организационные и технические. Хорошо зарекомендовали себя у зрителей передачи-переклички двух телеорганизаций Интервидения. Плодотворна была бы форма создания совместных передач (фильмов, телеспектаклей, репортажей).


Ференц КУЛЬЧАР
заместитель председателя Венгерского радио и телевидения

1. В будущем году Интервидению исполнится 10 лет. Многое уже сделано за это время. Национальные праздники, празднование 1 Мая и 7 ноября, исторические встречи руководителей партий и глав правительств, молодежные фестивали, Олимпийские игры, события в космосе – миллионы людей увидели это только благодаря Интервидению. Следует учесть и то, что многие страны, члены Интервидения, сами поздно стали «строить» свое ТВ (сейчас, например, в таком положении находится Монгольская Народная Республика). И все они получили помощь от Интервидения.

Но вместе с тем есть и неиспользованные еще возможности. До сих пор мы никак не можем создать телевизионное агентство новостей со своим штатом редакторов и комментаторов, то есть интервизионную службу информации, без которой очень трудно производить обмен новостями. Нет прямых трансляций опер, между тем как в театрах социалистических стран есть прекрасные голоса и прекрасные спектакли.

2. Определенную картину жизни, но все-таки неполную. События «вертятся» вокруг столиц. Возможно, телезрители других стран «думают», что Венгрия состоит из одного города – Будапешта? Кажется и мы уже очень хорошо знаем Внуково и Шереметьево. А что за Уралом, в Поволжье? …

3. Проблема «языкового барьера»? Спасение, по-видимому, в том, чтобы научиться делать телевизионные передачи с минимальным количеством текста, с максимальным использованием (но разумным) музыки, с большим изобразительным эффектом.

4. Интервидение действительно нашло себя в циклах – в детских, спортивных, научно-образовательных. А вот в развлекательных передачах еще многое в стадии поиска.


Дитер ШМОТЦ
программный директор Телевидения ГДР

1. Баланс первых десяти лет обмена программами положителен.

2. Интервизионные передачи – важный источник информации, но одни они не в состоянии дать всестороннее представление о государствах, народах и различных культурах, потому что Интервидение есть и будет прежде всего организацией для обмена актуальностями и прямыми трансляциями.

3. Актуальную информацию и спортивные передачи Телевидение ГДР принимает по прямой трансляции, комментируя их большей частью с места события. Все остальные записываются на пленку, дублируются на немецкий язык и идут в эфир уже в другое время. Мы считаем такой метод работы перспективным. При наличии нескольких телепрограмм вполне возможно установить для интервизионных передач совершенно определенное время. При одной это невозможно.

4. Циклы хороши тем, что есть общая договоренность, одна цель, общий план. В то же время можно было бы, например в момент важных событий, подготовить телеинтервью для всех стран, проводить телевизионные пресс-конференции с участием интересных личностей, международные телевизионные конкурсы кинолюбителей, фотографов, художников, композиторов, «телеконкурсы массового спорта» и телевикторины.


Ральф Эрик БЕРГ
заведующий программой зарубежных передач Финского радио и телевидения

1. Я бы сказал, Интервидение никогда не сможет исчерпать своих возможностей. Но многое нужно улучшить. И прежде всего дисциплину в программной работе среди самих участников.

2. Полного представления получить не могут. Хотя любая передача – уже информация. Если же под этим понимать только последние известия, то эта сторона деятельности Интервидения оставляет желать лучшего. Лично я считаю, что основная задача интервизионной организации – это передача актуальной информации, снабженной изображением.

3. Не стоит преувеличивать значение «языкового барьера». Его можно преодолеть в любом жанре программы.

4. Совместные циклы – хорошая вещь (есть условия и в то же время возможность для самовыражения каждой национальной ТВ-организации: ведь каждая страна вносит в программу свое). Но только если все участники придерживаются совместно разработанного плана и не нарушают законов жанра. Кстати, цикл «Звездопад» многое потерял из-за того, что некоторые страны-участницы игнорировали и законы жанра, и план. Мы должны выпускать больше программ, в которых бы поднимались проблемы, расследовалась жизнь, - видя все это на экране, человек мог бы лучше понять проблемы своего окружения.


Ион ЛАВРИК
Заместитель главного редактора Телевидения Социалистической Республики Румынии

1. Пока Интервидение не нашло себя в обмене новостями. Передается много информаций, не содержащих интереса, в иных слишком много протокольного. Бывает, что сообщение о важных политических моментах, происходящих в братских странах, которое мы хотели бы принять и показать, прибывает с таким опозданием, что показывать его уже поздно. И в технике недостатков достаточно.

2. Интервизионный экран мог бы оказать содействие в решении тех вопросов, которыми мы заняты в своих странах. В подъеме культуры. В воспитании у людей хорошего вкуса. Быть активным инструментом в построении экономики, пробуждать у людей дух инициативы, активности в осуществлении партийно-государственных дел, словом, ТВ обязано быть в гуще жизни!

3. Прежде всего соблюдение интересов национальной программы. Не случайно передачи «Звездопад» записывались на пленку. И передавались каждой страной в удобный для нее час. По-моему, язык – «не барьер». Я с удовольствием посмотрел бы фильмы без текста, но сделанные так, что сами говорили бы без слов.

4. По-моему, у интервизионных циклов порой схематичные рамки. А ведь надо бы учесть психологию ТВ-зрителя, который хочет, чтобы всякий раз ему подавали что-то новое, интересное.


PS. Что и говорить, без Интервидения мы не мыслим теперь телевизионной жизни. Знаем: будет ли у нас, у соседей национальный праздник – непременно «побываем» на торжествах. Сразятся ли на ледяном поле, на голубых и гаревых дорожках (в мировых и европейских первенствах) спортсмены – не пропустим. И фестивали эстрадной песни (тот же Сопот, «Золотой Орфей» или Сочи) не минуют наш дом! Чужой телефильм на нашем (и вашем) экране; сюжет из-за рубежа, вписавшийся в теленовости, - это тоже «дело рук» Интервидения. Назовем и то, что родилось в его недрах и получило признание у публики, - тележурнал «Прогресс», циклы «В мире искусства» (изобразительного), музыкальный «Шедевр»; для детей – «Приветы наших друзей» и спортивная «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас» (передача Телевидения ГДР, ставшая интервизионной)… Казалось бы, ну, что говорить! Быть просто благодарным ему и все.

Но жизнь идет вперед, и интересы человека, сидящего по эту сторону экрана, как показывает практика, часто опережают продукцию ТВ. Было бы наивно насчитывать миллион тем, о которых Интервидение молчало: мир огромен, век необъятен, чтобы втиснуться на интервизионный экран. Разумеется, интервизионные передачи никогда не подменят собой программы национальных студий ТВ. Естественно, что и время их в эфире ограничено. Но выход тут, наверное, один-единственный: максимум насыщенности, продуманности каждой передачи, идущей по каналам Интервидения. Каждой.

Вот опять ТВ-экран показывает, как сходят со стапелей суда, как очаровательные манекенщицы демонстрируют модели зимы, весны, лета, как на солнечных лужайках народные ансамбли в национальных костюмах исполняют песни и танцы. Все это, очевидно, любопытно, но показанное в третий, четвертый раз, уже ничего не прибавляет к нашим представлениям и настоятельно требует уже иного осмысления и другой подачи. Не случайно, все отвечающие сегодня на вопросы «СК» подчеркивали неиспользованные возможности Интервидения в обмене информацией (понимая это слово и в узком смысле – последние известия, и в широком – когда информация все: и событийная хроника, и концерт). И не случайно все говорили о человеке, бедно, схематично показываемом пока на интервизионном экране. Потому что при различии наших вкусов, наших ожиданий, привычек и просто претензий к ТВ сходимся все же в одном: в своем интересе к жизни нашего современника. Нас интересует многое. И то, как он живет в Польше, Болгарии, ГДР… Как трудится, проводит время, как воспитывает детей, в чем видит счастье… Конечно, телефильмы, приходящие по интервизионным каналам на наш экран из Польши, Болгарии, Венгрии, ГДР – а видели мы не так уж мало! – в художественной форме рассказывают о человеке, знакомят нас с ним. Но фильм – не репортаж и не очерк (он «жизнь» и «домысел» одновременно), и, кроме всего прочего, он всегда отдален от происходящего дистанцией времени… А ждешь от интервизионных передач все-таки «сиюминутности» и репортажности. Да и какой объединяющей силой может оказаться Интервидение, усаживающее всех нас, живущих в разных странах, в один и тот же час у голубых экранов, и ТВ-экран, заставляющий одновременно биться наши сердца, а людей – волноваться, сообща думать и переживать! Почти все участники сегодняшнего разговора подчеркнули: передача в одно и то же время неудобна – лучше записывать ее на пленку и передавать в эфир в удобное для каждой страны время. И в самом деле, как будто: когда в Москве 9 вечера, в европейских столицах – семь, а в Ташкенте и вовсе далеко за полночь! Доводы вроде бы убедительные. А, может быть, дело вовсе не в часовых поясах или не столько в них? Может быть, просто: идут такие передачи, которые можно безболезненно записать, можно передать и день, и два, и месяц спустя? Ведь вопрос – смотреть, не смотреть в один день и час – не встает, когда транслируется что-то событийное: попробуйте посмотреть в записи на следующий день хоккейный матч – все вроде бы то, да восприятие ваше уже совсем иное!

Мы любим живые трансляции за эффект нашей сопричастности к происходящему, за кусочек «выхваченной» телеобъективом жизни, и даже, «сливаясь» с публикой в зале, переговаривающейся, «болеющей», жующей мороженое, мы всегда получаем массу дополнительной информации, которая все-таки дает некоторое представление о народе другой страны. Как бы ни были интересно задуманы общесоюзные репортажи Центрального телевидения (тот же «Час Родины» или недавний совсем - о летнем отдыхе трудящихся), в них есть еще особая для нас, зрителей, прелесть – за час «пройти» страну с севера на юг и с запада на восток, «пройти» по мокрым от дождя улицам Волгограда, «слиться» с цепочкой туристов на Военно-Грузинской лороге и «вдохнуть» запах сосен в Паланге… Это все мелочи в сравнении с масштабами самой передачи, с темой, в ней поднятой, но мелочи, создающие ощущение нашего присутствия.

А если бы за один такой вечер можно было бы побродить по Александерплатц, над которой вознесся в берлинское небо шарик новой телебашни телевидения, оказаться в заново отремонтированном Одесском оперном театре и увидеть, как отдыхают одесситы., повстречать возвращающихся с работы жителей Софии или Бухареста, вместе с варшавянами прийти по традиции на центральную площадь польской столицы послушать Шопена…

Если бы… а отчего бы не состояться такому интервизионному репортажу, в который каждая страна внесла бы свою телевизионную лепту. Разнообразные места действия. Герои. Темы. И телевизионное решение у каждого ТВ тоже, надо полагать, было бы свое.

И самое время, как думается, заняться Интервидению вопросами творческими. Скажем, что такое международная программа, интервизионная передача, когда ей обеспечен успех, когда нет; почему, отчего? Кто ответит, кто знает? Сейчас пока что едва ли не единственный критерий – собственные представления и желания. А в самом деле, что бы хотел увидеть каждый, подсаживаясь к голубому экрану и полагая, что ТВ (и Интервидение в особенности) – окно в большой мир, а не в соседний двор? Наверное, гала-передачу с собранием имен экстра-класса, известных далеко за пределами своего Отечества. Ойстрах, Рихтер, ансамбль Игоря Моисеева – аналогичное и в других сферах, не только в искусстве (ну, а соседи лучше подскажут имена своих звезд). Как бы там ни было, но именно это имел в виду программный директор Телевидения ГДР Д.Шмотц, говоря об участии в интервизионных передачах известных личностей. … В берлинской «Комише Опер» у Вальтера Фельзенштейна (как всегда, в необычном прочтении) поставлена «Кармен». … У Анджея Вайды, допустим, премьера фильма . Поток отличнейших гастролеров изрезал вдоль и поперек страны (мы у них, они у нас, а иных и вообще-то редко видят дома; что играют, как принимает публика?).

Это все факты, уже выходящие за пределы национального искусства, культуры, факты, представляющие всеобщий интерес. Почему мы не вправе ожидать рассказа о них с помощью Интервидения? Наверное, общеинтересность и общие дела и есть спасательный элексир в интервизионной жизни. Вот почему кажется порой странным, что интервизионный экран как-то уж спокойно относится к своим «завоеваниям». Ну, скажем, разве не могут послужить поводом для знакомства на ТВ-экране первый фестиваль телеспектаклей, что проходил год назад в Софии, или ежегодный интервизионный фестиваль телефильмов «Человек и море»»? Да и международные события, происходящие на территории стран-участниц, полагаю, попадут еще в поле зрения Интервидения. Назову лишь некоторые из них. Музыкальные празднества в болгарском городе Русе, фестиваль театрального искусства «Сегедские игры» в Венгрии. Международные конкурсы имени Венявского, Шопена в Польше, Энеску в Румынии, баховский в Лейпциге и шумановский в Цвиккау. Пианистический имени Сметаны в Праге. Со сменяющейся каждый год специальностью конкурс в Будапеште. И, наконец, наши – имени П.И.Чайковского и Московский международный конкурс артистов балета. Перечислив эти названия, я не собираюсь сказать, что следовало бы, поставив телекамеры в зале, где проходит конкурс или что-то еще, транслировать все «от корки до корки». Совсем напротив – сделать какие-то выжимки, что-то дать послушать в «чистом виде», без единого слова, а где-то и прокомментировать, пригласив интересных людей, членов жюри (а в их составе всегда известные всему миру музыканты), молодых исполнителей. Потому что слишком еще мало для ТВ просто информировать нас, а вот помочь разобраться в информационном, порой хаотическом потоке, помочь совершить этот путь – от простого к сложному с наращиваний сведений о мире, - как это важно! Но тогда не должно быть на интервизионном экране случайных вещей: поднятого, но не завершенного разговора, заявленной, но так и не продолженной темы. Ведь общность дела можно, по-видимому, найти и в том, что ТВ одной страны передает проблему другой, а та, словно эстафетную палочку, - третьей, подхватив, развивая и неся дальше. Сравнительно недавно в цикле «Шедевр» Телевидение ГДР познакомило нас с тремя современными композиторами, и подумалось тогда: было бы хорошо продолжить это знакомство применительно к музыке Польши, Венгрии, Советского Союза. А разве не было бы интересно узнать, что нового (и значительного прежде всего) на театре этих стран, в кинематографе; какие звезды в искусстве зажглись, какие названия появились?

И не для того, чтобы быть «в курсе», нет. Наша общая осведомленность непременно родила бы желание осмыслить факты, обменяться мнениями. Наверное, подсказала бы и темы, и новые циклы, как знать. Потому что только общий интерес и общие знания и могут вызвать к жизни те передачи, которые называл в своем ответе Дитер Шмотц: телевизионные пресс-конференции, международные телеконкурсы художников, композиторов, телевикторины. Однако Интервидение – вовсе не образовательно-просветительский канал по истории искусства, скажем. А много говорится сегодня о передачах этого типа лишь потому, что их значительно больше да и получаются они несколько лучше других.

А между тем нет в наши дни человека, кто безучастно относился бы к экономике, не интересовался бы политикой. И здесь свести нас вместе в общем интересе и в общей осведомленности могло бы снова Интервидение. Конечно, это невероятно трудно, но это нужно, и этих тем еще ждет интервизионный зритель. (Об этом говорили участники анкеты и, в частности, Ион Лаврик, особо подчеркнувший, что интервизионный экран мог бы быть активным инструментом в построении экономики, пробуждать у людей дух инициативы и активности в осуществлении партийно-государственных дел).

Да и музыка, театр, живопись вряд ли могут существовать лишь сами по себе на экране. Отнюдь – в прямом сопоставлении, столкновении, в сопряжении с жизнью. Только так, наверное. Можно рассказать с ТВ-экрана об архитектурно-скульптурном ансамбле Мамаева кургана. Но этот ансамбль не существует и не может существовать без нескончаемой вереницы людей, идущих поклониться праху не дошедших, не доживших до Победы. Вереница людей, выхваченная телекамерой. Лица: молодые, старые, детские. Беззвучные слезы. Цветы у подножия – пышные и букетики полевых… Мы не забыли. Не забудем. И разве оставят кого равнодушным кусочек такой жизни, выплеснувшейся на телеэкран! Можно провести интервизионного зрителя по залам Дрезденской галереи, показать прекрасные полотна, рассказать о великих мастерах. Но жизнь, идущая рядом, ежечасно, ежесекундно расставляет свои акценты в увиденном нами. И в восприятии искусства тоже. Те, кто бывал в галерее, знают, что какое-то особое озарение и прозрение наступает, когда выйдешь из музея на площадь. Слева – оперный театр, где ставятся старые названия и новые. А справа – напоминание о войне: дворцовая стена пустыми глазницами-окнами сегодня глядится в вечернее небо, и черные статуи в оконных простенках, что стая воронов на пепелище.. Жизнь. Мир и война. Искусство и человек. И увиденное погружает в раздумье о самом себе, о твоем месте в этой жизни. И это то, что близко всем нам, независимо от наших привязанностей, вкусов, привычек. Жизнь и человек – нет, не случайно все участники сегодняшнего разговора подчеркивали эту второстепенную пока сторону интервизионной жизни.

У Интервидения есть программно-координационный центр, куда поступают заявки от стран и где верстается программа. Раз в три месяца на сессиях совета Интервидения принимается и утверждается программа передач на следующий квартал. Но всегда случается: какие-то специально подготовленные для Интервидения передачи не берут, что-то остается незамеченным и, значит, не попадает на наш ТВ-экран.

Издержки телепроизводства, по-видимому, неизбежны. Но не мешало бы разобраться, отчего же так? Не потому ведь, что всегда перегружены неотложными событиями национальные программы. Может быть, не всегда передачи достойнейшим образом (интересно, исчерпывающе) рекламируются? Случается ли всякий раз знать, что идет по ТВ-программам в каждой стране в то самое время, на которое кто-то предлагает свою передачу? Подойдет ли она там, смонтируется ли? От этого ведь тоже зависит, возьмут передачу, либо нет.

Нам необходимо знать, как вообще воспринимает интервизионные передачи человек, сидящий у телевизионного экрана. Что следует считать удачным принципом построения программы для Интервидения? Почему, например, цикл «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас», несмотря на большое, казалось бы, количество в нем текста, стал популярной интервизионной передачей? Может, способствует тому его игровой характер? А может быть, что-то еще – кто скажет?.. Так или иначе, но кто-то должен заняться этим – обобщить десятилетнюю практику: к чему пришли, от чего отказались, с чем идем в завтра…Ведь и от этого в конечном счете зависит успех тех огромных задач, которые возложены на интервизионные плечи. И как на интервизионном экране предстает жизнь мира социализма – об этом самое время подумать сегодня.

А.КУРЖИЯМСКАЯ
«Советская культура», 5 августа 1969 г.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001