обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






НОВОСТИ МИНУС


Вспомним, сколько выпусков теленовостей выходит в будничный день. По всем шести каналам, работающим в центре России, не считая иноземных – CNN, ABC, BBC и других на круг выходит аж 36 выпусков.

Пальма первенства тут за телеканалом 2х2: четырнадцать ежедневных программ. «Российские университеты», выходящие лишь в утреннее и дневное время, и те разжились шестью. Хотя, признаться, и те, и другие фактически лишены изобразительного ряда и потому с большим успехом могут считаться радионовостями. Острая нехватка снятых в разных регионах громадной страны репортажей – давняя беда нашего ТВ. Профессионально сделанных сюжетов мало даже для трех лучших вечерних информационных выпусков «Останкино», РТВ и НТВ. Тут много причин, в том числе и недавно возникших. Сложности с техникой – съемочной и передающей. Невысокий уровень пластического мышления (да и языковой культуры) большинства журналистов. Дороговизна содержания корпунктов, в особенности в ближнем зарубежье. Отсутствие своей корсети на первых порах было ахиллесовой пятой НТВ. Проблема решилась замечательно просто: сидевшим на местах собкорам предпочли выезжающих на отдельные задания спецкоров. Десяток классных репортеров (а там нынче собраны сливки отечественной тележурналистики) делают в «Сегодня» то, что не под силу нескольким сотням их коллег в останкинских «Новостях» и российских «Вестях».

Другой недуг нашей телеинформации – неоперативность. Вчерашние «Всемирные новости АВС», которые показываются в 9 утра по РТВ, почти всегда опережают то, что нам известно к этому часу. За минувшие десятилетия журналисты отвыкли от необходимости самим добывать информацию. И сейчас самая важная политическая информация не добывается, а предоставляется. ТВ-журналистов приглашают в Кремль, Госдуму, еще куда-нибудь, чтобы те донесли до миллионов нечто, необходимое с точки зрения власти. Тут уж, понятно, никто не спешит. И выдает в эфир казенную жвачку в форме заседаний, совещаний, уточнений и опровержений, которая очень напоминает происходившее в недавнем застойном прошлом.

Строго говоря, на наших экранах свежих новостей почти не бывает. Да их, признаться, публика и не ждет. Она предпочитает другое. Главное «блюдо», которое сервируется в телевыпусках, - это их…ведущие. Мы привыкли читать о роли этой профессии за океаном.

Ежедневно на наших экранах можно видеть Питера Дженнингса, который считается королем телеведущих. Так, замечу я вам, он выглядит довольно бледно на фоне наших. Не тянет одеяло на себя, не кокетничает, не ищет каких-то необычных подходов к сюжетам и выходов из них. Его мастерство заключается в ином : в отборе новостей, в выстраивании иерархии сюжетов, в определении акцентов-заголовков программы.

Неулыбчивые мужчины-ведущие из «Останкино», пытающиеся работать в строгом стиле, выглядят случайно оказавшимися в студии офицерами спецслужб. Они отталкивают аудиторию своей сухостью и официальностью… Их никто не запоминает в лицо и по именам. И тем более не называют во время социологических опросов в числе любимых. В фаворитах же ходят другие – те, которые создали и развивают неповторимый российский стиль подачи информации. Стиль прямо противоположный заокеанскому: откровенно-личностный, публицистически-заостренный, нескрываемо-тенденциозный. Один из телекритиков однажды презрительно назвал ведущих такого типа «агитаторами-пропагандистами» И объединил в этом всех – от Невзорова до Ростова. Вроде бы все верно: теленовости в отличие от политического комментария, должны быть предельно объективными. Тем не менее все самые популярные у зрителей – лиричная Светлана Сорокина, решительная Татьяна Миткова, ироничный Михаил Осокин, кокетливая Арина Шарапова – почти не скрывают своих позиций. Отношение к жизни – первое, на чем зиждется их искусство. А второе – отношение к зрителям. Все они не жалеют эмоций, направленных на аудиторию. Удивительное дело: в самой улыбчивой стране, Америке, телеведущие сохраняют непроницаемость. А у нас, в хмурой России, с лиц ведущих не сходит улыбка. Может быть, впрочем, в этом и нет парадокса. Как и в том, что аудитория наша жаждет не столько фактов, сколько их трактовки. В трудное время, какое переживает страна, наши люди больше, чем когда-либо еще, нуждаются в опеке любящего пастыря.

Этим я объясняю появление «Воскресенья» («Останкино»), где факты становятся иллюстрацией моральных сентенций. В этом же ряду и трансформация выпусков «Новостей» в «Новости плюс». Ухудшенный вариант «Итогов» появился вовсе не из любви его авторов к анализу: тут как раз у них мало что получается. Скорее из нелюбви к кропотливой работе с фактами. В минувшую субботу ведущий «ПЛЮСа» брал долгое, не очень внятное интервью у Александра Яковлева. А потом дал возможность обозревателю «Интерфакса» прочесть нам целую лекцию о «кремлевском импичменте Ричарду Никсону». И подкрепил этот сюжет зловещими, вполне в духе «холодной войны», рассказами о сверхзасекреченном Агентстве национальной безопасности США, которое способно прослушать все наши с вами телефонные разговоры.

Нетрудно догадаться, что «плюсовая» программа на государственном ТВ выполняла чье-то задание: отношения с США чуть ухудшились, и надо было показать, что «у русских собственная гордость». Отыграв всю партитуру, ведущий доверительно поведал: «Несколько минут назад нам сообщили, что Борис Николаевич Ельцин считает инцидент с Ричардом Никсоном исчерпанным». Между прочим, эту «сиюминутную» новость два часа назад уже выдала нам программа НТВ «Сегодня»».

Это, кстати, к вопросу об оперативности и уважении к фактам на ТВ…

Анри ВАРТАНОВ
«МН» № 11, 13-20 марта 1994 г.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001