обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






ВРЕМЯ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЙ

В. ДЕРЕВИЦКИЙ

В начале месяца Центральное телевидение повторило телефильм «Хозяйка детского дома». Повторило по первой программе, что бывает нечасто. Да еще предварило трансляцию встречей авторов ленты со зрителями, во время которой заместитель министра просвещения РСФСР Л.Балясная сообщила: органы народного образования повсеместно рекомендовали педагогам и родителям посмотреть этот фильм. Картина и после премьеры имела большой резонанс. О ней много писали, ее горячо, заинтересованно обсуждали зрители. И вот при повторном показе работники просвещения решили использовать уникальное свойство ТВ – его способность одновременно собирать у экранов миллионы людей, для того чтобы обсудить проблемы, поставленные в картине, на педсоветах и родительских собраниях. Надо ли говорить, насколько эффективнее подобный просмотр, насколько активнее влияние картины?!

Помните, как главная героиня фильма – директор детдома Ванеева (Н.Гундарева) страстно призывает с трибуны: с пеленок воспитывать в детях будущих родителей, чтобы, став взрослыми, не обделили они своего ребенка душевным теплом? Мысли Ванеевой созвучны и ряду других телепроизведений, повторенных в декабре. Например, телепостановке «Призываюсь весной», герой которой – работник райвоенкомата – оказывается причастным к сложным по-разному судьбам молодых людей – призывников. Пусть подспудно, но не менее остро звучат те же мысли в телефильме «Время для размышлений», произведении, внешне камерном (о разводящихся супругах), но дающем толчок раздумьям, выходящим далеко за рамки сюжета.

Поистине сейчас время для размышлений о том, как воспитываем мы смену себе.

Здесь уместно вспомнить, как, выступая перед повтором «Хозяйки детского дома», Н. Гундарева рассказала: в огромном потоке полученных ею писем немало и таких, где зрители предлагают свою помощь детским домам, размышляют, как улучшить дело воспитания. Конечно, эти люди знают: подобные вопросы вне компетенции актрисы. Почему же обращаются все-таки к ней? Роль нашей современницы Александры Ванеевой исполнена Н. Гундаревой настолько крупно, настолько жизненно, что зрители не без основания убеждены: так сыграть может лишь актриса, которой по-человечески очень близки мысли и устремления героини. Потому-то в ней видят союзницу, единомышленницу.

Но у этого отрадного факта есть и тревожная сторона: люди обратились к актрисе, но не к передаче «Семья и школа», не к тем публицистическим рубрикам, через которые и положено добиваться непосредственных перемен в жизни. Видимо, дело в том, что эти передачи редко поднимаются сейчас выше добротного среднего уровня традиционного интервью или киноочерка. А работы такого уровня не в состоянии собрать у экрана аудиторию, равную по величине и заинтересованности той, которую собирали прежде передачи «Контрольной для взрослых», являвшей пример художественной публицистики. Не пора ли возродить эти передачи? Не пора ли приблизить к их уровню программы, адресованные семье и школе, а значит, огромному большинству зрителей?

Мы, зрители, готовы простить (до известной, конечно, степени) даже художественное несовершенство, если телеэкран предлагает нам материал «горячий», если злободневная проблематика, узнаваемые ситуации и персонажи вызывают нас на активное сотворчество. Но столь же активно мы внутренне «противодействуем» авторским намерениям, когда замечаем расхождения с нашими нравственными оценками острой жизненной ситуации.

Премьера литовского телефильма «Столкновение» шла на следующий день после повтора «Хозяйки детского дома». И поначалу казалось, что жизнь показана в нем столь же неприукрашенно, откровенно и убедительно. Мы видим, как для некоего руководящего работника Казюкенаса создаются особые условия в районной больнице, куда он вынужден лечь, так как именно там работает единственный врач, который может его спасти. Нам без утайки показывают быт больницы, где могут быть уникальные специалисты и удивительные аппараты, но едва ли не самой трудной становится проблема санитарки. У нас дух перехватывает от возмущения, так же как и у главного героя – хирурга Наримантаса, когда он узнает: его сын вымогает у его больных взятки за операции. Пощечина, которую дает сыну Наримантас, – это пощечина от всех нас. Но что после нее? Чем вызвана столь острая коллизия, как она разрешается?

Предоставим слово режиссеру фильма И.Фридбергу: «Нам представлялось необыкновенно важным сделать фильм о том, что нравственный облик любого человека – и тем более, талантливого – складывается во взаимоотношениях с окружающими его людьми. Он определяется способностью сделать свои нравственные качества достоянием всего общества». Далее режиссер говорит, что хотел показать, как Наримантас избавляется от равнодушия к окружающим, вновь находит общий язык с близкими.

Этот замысел вполне удался в линии взаимоотношений Наримантаса с Казюкенасом. Здесь все логично: давняя неприязнь героя к бывшему другу, чей поступок принес когда-то Наримантасу крупные осложнения. Из-за этого врач поначалу даже не хочет лечить неприятного ему человека. А когда берется оперировать, то, оказывается, мастерства хирурга и лекарств недостаточно. Несколько часов находится Казюкенас между жизнью и смертью. И спасает его Наримантас, вытаскивая из шока искренними, душевными словами, которые находятся у него для старого друга. Это – сильнейший эпизод в картине: чередующиеся крупные планы Наримантаса – Н.Пастухова и Казюкенаса – А.Ромашина, проникновенный голос и взгляд одного, словно стремящегося перелить свои силы в другого, чья жизнь едва теплится. Удивительные кадры: лицо Казюкенаса – застывшая маска – начинает оживать. Еще и глаза остаются закрытыми, лишь слегка шевельнулся уголок рта, а мы видим: поединок со смертью выигран, жизнь победила.

Но насколько достоверен, логичен герой Н. Пастухова в отношениях с героем А. Ромашина, настолько неубедителен он в конфликте с близкими. Сын Ригас объясняет: брал взятки с больных, потому что нужны деньги – его любимая ждет ребенка. Впрочем, оказывается, причина вовсе не в этом, и деньги все целы. Просто Ригас таким поступком хотел привлечь интерес отца к себе и матери. Они, видите ли, страдают от недостатка внимания со стороны Наримантаса. Герой устыдился своей черствости, и в финале мы видим идиллию: все трое плюс невестка сидят за накрытым столом, а на звонок в двери герой отвечает: «Наши все дома!» Своеобразное осознание нравственной ответственности перед обществом!

По замыслу авторов мы должны были осудить «равнодушного», «черствого» Наримантаса и сочувствовать обделенным его вниманием жене и сыну. Но жизненные обстоятельства, в которых решается этот конфликт, склоняют нас к обратному. Наши симпатии полностью на стороне труженика Наримантаса, всего себя отдающего работе. Мы безучастны к переживаниям его жены, томящейся в поисках сколько-нибудь интересного дела. А оставшееся безнаказанным преступление Ригаса не могут перевесить никакие признаки его положительности, сколько бы их нам ни демонстрировали.

Таковы впечатления от фильма. Не будем вдаваться, насколько соответствует он первоисточнику – роману М.Слуцкиса «На исходе дня».

О степени верности Чехову другой новой работы – «Невероятное пари, или Истинное происшествие, благополучно завершившееся сто лет назад» – уже говорилось в дискуссии об экранизации классики, которую ведет «ЛГ».

А насколько следовали Ф.М.Достоевскому авторы телефильма «Чужая жена и муж под кроватью»? Ведь одноименный рассказ, по сути, уже представляет собой готовый сценарий (весь на репликах, диалогах). Молодой Достоевский словно испытывал здесь свою мастеровитость, разрабатывая на чуждом ему водевильном сюжете тонкую психологическую партитуру. Благодарные возможности, предоставленные классиком, полностью и с блеском использовали О.Табаков (Иван Андреевич) и Н. Бурляев (Творогов). Но авторам показалось мало того, что дал им Достоевский. И вот Александр Демьянович – О. Ефремов – уже не просто глухой, как пень, старик. Его глаза то и дело вспыхивают озорно, он вроде бы с самого начала знает, что кто-то спрятался под кроватью его жены, и хладнокровно выжидает, чем все это кончится. Молодой человек, тот, что вместе с Иваном Андреевичем оказался под кроватью, в фильме уже не жертва ошибки, а вздыхатель жены Александра Демьяновича, успевающий в самых рискованных моментах целовать ей пальцы. Финал же картины благодаря изменению композиции рассказа приобрел прямо-таки фарсовый характер: перед нами парад рогоносцев. Исполнено все это режиссером В. Мельниковым и актерами добротно, порой филигранно. И тем не менее вряд ли оправдывает такое «улучшение» классика.

В верности первоисточнику – причина успеха телефильма «Сцены из «Фауста» Гёте», где постановщик М.Козаков сыграл заглавную роль, а в роли Мефистофиля снялся З. Гердт. Хочется надеяться, что мы видели лишь начало, что впереди – новые страницы телевизионного прочтения великой трагедии. Фильм захватывающе интересен прежде всего вдумчивым проникновением в гётевский текст в превосходном переводе Б. Пастернака, действием, происходящим в сфере мысли.

Декабрьская программа оказалась насыщенной детективно-приключенческими фильмами. В который уже раз показывались «Операция «Трест» и «Майор Вихрь». Прошла премьера снятой на «Ленфильме» трехсерийной ленты «Колье Шарлотты». Повторялась сравнительно новая картина «Бой на перекрестке», по фабуле и историческому материалу близкая «Операции «Трест», а потому особенно проигрывающая в соседстве с фильмом С.Колосова – классическим произведением нашего телекино.

В «Операции «Трест» интерес зрителя поддерживается не столько перипетиями сюжета, сколько борьбой личностей, характеров, представляющих полярные мировоззрения. В новых детективах личности и характеры в явном дефиците. В «Колье Шарлотты» (сценарий А.Макарова, А. Ромова, режиссер Е. Татарский) зрительский интерес могут удержать лишь повороты сюжета, иногда логичные, иногда надуманные, малопонятные, а потому вызывающие у зрителя досаду. Преступление, как это мы видели уже во многих детективах, распутывают вместе два следователя – опытный и юный. По традиции, идущей от произведений П. Нилина, это сочетание опыта и юности использовалось для разработки нравственных проблем, с которыми неизбежно сталкиваются следователи. На сей раз фильм нравственной проблематикой не обременен. Присутствующие в двух-трех эпизодах рассуждения следователей оказываются на уровне общих мест и выглядят не более чем данью приличию.

В последние годы телевидение активно занимается созданием экранных версий сценических произведений, приобщая к лучшим работам лучших театров миллионы новых зрителей, сохраняя сегодняшние спектакли для будущих поколений. В минувшем месяце мы увидели блестящую работу Ленинградского академического театра оперы и балета имени Кирова «Евгений Онегин». Ю.Темирканов, выступивший не только как дирижер, но и как режиссер спектакля, очистил его от рутинных наслоений, от всего лишнего и сосредоточил наше внимание на внутреннем драматизме музыкального и сценического действия, чему способствовал яркий по уровню и точно подобранный ансамбль исполнителей с С.Лейферкусом – Онегиным во главе. Интересна и телевизионная интерпретация спектакля. Неоднократно повторенный общий план – шире зеркала сцены – подчеркивает условность происходящего. Мы видим действие как бы на гравюре, которую затем разглядываем в деталях. Зрелище получилось эстетически цельным во всех его компонентах.

Хорошо, что телевидение все чаще выходит за пределы Москвы и Ленинграда, показывая лучшие театральные работы. В декабре мы вновь увидели «Усвятских шлемоносцев» Е.Носова в исполнении куйбышевских актеров. Состоялась телепремьера спектакля Белорусского академического театра имени Я.Купалы «Затюканный апостол» А.Макаёнка, знаменательная тем, что исполнители дублировали свои роли на русском языке. Инициатива Белорусского ТВ, подготовившего этот фильм-спектакль, особенно ценна: она открывает великолепную перспективу – сделать достоянием всесоюзной аудитории лучшие работы многонационального советского театра. Конечно, далеко не всегда здесь может быть приемлем путь дубляжа. Возможны различные решения. Но дело стоит того, чтобы посвятить ему самые настойчивые творческие поиски.

В предновогодние дни телевидение порадовало нас фейерверком комедий. Градус веселья нарастал по мере приближения праздника. Открылся этот парад премьер лирической комедией «Рассмешите клоуна», привлекшей свежестью, неизбитостью тематики и творческих решений. Героине фильма официантке Гале, волею судьбы оказавшейся за кулисами арены, старый инспектор манежа объясняет: цирк – это особый мир, где могут жить лишь преданные ему люди. Если артист нашел себе жену за пределами цирка, то он должен либо привести ее в цирк навсегда, либо сам его покинуть. История отношений Гали (Г. Польских) – человека со стороны и клоуна Вовчика (В. Кремен), полностью принадлежащего цирку, как раз и демонстрирует нам эту коллизию. Но успехом фильм обязан не только исполнителям главных ролей, познакомившим нас с характерами по-своему незаурядными. Мы постигаем мир цирка, его неповторимую атмосферу особенно глубоко, потому что сценарист С.Абрамов и режиссер Н. Рашеев удачно использовали очень нелегкий, но благодарный прием: киноактеры действуют в подлинной, документальной среде, в окружении артистов цирка, «играющих» самих себя. Жаль только, что финал картины с его наивной символикой выбивается из общего стиля, подкупающего обаянием подлинности.

Прошедший в следующий вечер мюзикл «Свадьба соек», думается, доставил удовольствие зрителям самых разных возрастов и музыкальных вкусов, ибо в нем на удивление органично уживаются самые разные начала. В чудесной музыке А. Басилая грузинская национальная мелодика предстает в современных формах. Прекрасные музыканты и певцы ансамбля «Иверия» оказываются отличными актерами-импровизаторами. Лирика соседствует с пародией, актерская пластика – с мультипликацией и пейзажами. И все это вместе режиссер Е. Гинзбург объединил в искрометное, стремительное зрелище.

А следом новый праздничный подарок – фильм «Формула любви». В повести А.Толстого «Граф Калиостро» сценарист Г.Горин и режиссер М.Захаров нашли повод от души повеселиться. Легко, озорно, с ироничным отношением к своим героям играют актеры – и те, что давно популярны, и совсем молодые, кому суждена популярность после «Формулы любви». Все в фильме вроде бы всерьез. Даже оскандалившийся Калиостро (Н.Мгалоблишвили) вызывает жалость, а не праведный гнев – настолько он нелеп в своем фиаско. Но на поверку оказывается, что все акценты расставлены точно: делячество и шарлатанство осмеяны, искренность чувств и человечность возвышены.

Когда следуют работы одна удачней другой, когда нарастает предновогодняя волна веселья, то зрители ждут ее пика после двенадцатого удара часов, с началом «Огонька». На этот раз его организаторы отказались от традиционной встречи в телевизионном кафе. Вместо этого нам предложили сборную концертную программу, в которой выступали и всеми любимые актеры, и дебютанты. Что-то, несомненно, пришлось по душе одной части аудитории, что-то – другой. Наверняка многих порадовали шутливые приветствия театров Москвы и Ленинграда. Но, думается, всем недоставало сколько-нибудь четкого связующего хода в сценарии, без которого «Огонек» порой просто разваливался. И еще. Создатели «Огонька» почему-то забывают, что кроме него на ЦТ есть и другие передачи, что «торжественная часть» нашего новогоднего собрания уже прошла, и считают своим долгом поднять телезрелище, сопровождающее застолье, на самую серьезную высоту. Уместным в преддверии сорокалетия Победы оказался старый концертный номер: фронтовая песня в исполнении К. Шульженко. Но вряд ли стоило показывать документальные военные кадры.

Радость общения с любимыми актерами не раз дарил нам декабрьский экран. Мы испытали эту радость на передаче «Шире круг», многообразно и ярко представившей нам богатства самодеятельного искусства. Мы испытали ее на предновогодних «Театральных встречах» и «Кинопанораме», где атмосферу приближающегося праздника умело поддерживали ведущие И.Владимиров и Д. Орлов. Ведущий «Кинопанорамы» отказался от привычных интервью, дал свободу импровизации актеров, нашел сквозную тему – музыка в кино.

Насыщенны в праздничные дни были и передачи второй всесоюзной программы – поле выдумки у ТВ достаточно просторное. Вместе с развлекательными шли и передачи серьезной музыки с участием ведущих солистов страны. Это хочется отметить особо.

Истинное удовольствие испытали мы от непринужденного, содержательного диалога Р. Плятта с критиком А. Свободиным, от фильма «Ада Роговцева. Монологи», от повторенных интервью Н.Крымовой с Ф.Раневской и В.Анджапаридзе, от передач «Золотого фонда ЦТ» о С.Гиацинтовой и Ц. Мансуровой. Из последней передачи выяснилось, что небольшой кинофрагмент, сохранивший сцену из «Егора Булычова», – вот все оставшееся нам из яркой сценической биографии Ц. Мансуровой.

Вот такие невосполнимые потери заставляют в полной мере оценить и нынешнюю огромную работу ТВ, и те пробелы, которые, увы, существуют у ТВ-летописца.

В передаче «Кинокамера смотрит в мир» прошло интереснейшее интервью с Анатолием Александровичем Громовым, Героем Социалистического Труда, лауреатом Ленинской премии, многие годы возглавлявшим прославленное предприятие ГПЗ-1 и лишь недавно ушедшим на отдых. После того, как отзвучало интервью, ведущий Г.Боровик рассказал: давно хотели пригласить Громова на телевидение, были уверены, что в кинофонде есть масса материалов о нем, но оказалось – их почти нет, а нынешнее интервью – единственное. «У Громова не было времени на славу».

Но ведь и у ТВ не оказалось времени на Громова. Такой, как Громов, бесконечно занятый и скромный человек никогда не позвонит сам на ЦТ: у меня, мол, есть о чем рассказать. Таких людей надо брать на заметку, добиваться встречи с ними. Сложная задача. Но сейчас она облегчается технически – все большие возможности предоставляет видеозапись. Можно решит ее и организационно: телевидение могло бы возглавить и направить работу общественников, которых, уверен, найдется немало для того, чтобы осуществить мечту А.М.Горького о кабинете мемуаров. Как важно сохранить нам для будущего драгоценные свидетельства героических дел, оставить время для размышления о них!

«Литературная газета»
9 января 1985 г.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001