обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






КТО ПРИХОДИТ К НАМ В ДОМ

ИСКУССТВО ВОСПРИЯТИЯ ИЛИ ВОСПРИЯТИЕ ИСКУССТВА

Однажды местом действия цикла передач Белорусского телевидения стал самый обычный новый дом. И когда цикл уже завершался, ведущий спросил одного из участников последних передач, знаком ли тот со своим соседом. -Да, то есть, нет. Я только несколько раз видел его по телевизору. Лично не знаком, но знаю о его профессии, интересах, о том, что любит его супруга и как учатся его дети.

Парадокс? Нет, вполне естественно. Отразившись в зеркале телеэкрана, мы изменились настолько, что знакомство с неведомыми странами для нас уже вещь обычная, а знаменитого киноактера мы знаем лучше, чем собственного соседа. Ежедневные телепрограммы становятся сегодня темой разговора с друзьями, домочадцами, сослуживцами. Что же это за феномен – телевизионное общение? Сложные проблемы телевизионного восприятия уже становятся темой диссертаций, над ними размышляют социологи, психологи, философы. Некоторые из них сегодня у нас в телегостиной.

И.В. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА, доктор исторических наук (занимается проблемами прогнозирования в Институте социологических исследований АН СССР).

Когда-то лет тринадцать назад около крошечного экрана первого телевизора КВН собирались не только его хозяева, но и их соседи и друзья, приходившие специально посмотреть на электронное чудо. Помните, как в недавнем кинофильме «Пять вечеров» принарядившаяся пара робко просилась к соседке вкусить немножко праздника, посмотреть на малюсенький экран, хотя по нашим сегодняшним представлениям на нем трудно было что-либо развернуть, показать и, тем более, увидеть. А первое появление на экране Ираклия Андроникова?! Он говорил больше часа - и это было потрясением. Оказалось, что вот такая беседа один на один, рассказывающий человек в неподвижном кадре рождает совершенно новое, чисто телевизионное восприятие, и возникающая при этом интимная атмосфера, ощущение, что интересный, незаурядный человек обращается именно к тебе, не возможны ни в одном из других видов искусств.

А.А.ЛЕОНТЬЕВ, доктор психологических наук (занимается проблемами массовых коммуникаций в обучении и воспитании)

Это ощущение почти личностного общения просто ошеломило, и даже возникали забавные курьезы. Как-то Р.Плятт после гастролей по Армении попал в горное село. Одна очень пожилая женщина приветствовала его как старого знакомого. «Я точно знаю этого человека, он был у меня в доме». Вероятно, именно это свойство телевидения будет все возрастать в будущем. И.В. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА. Да, и, кроме того, будет усиливаться эффект присутствия. Сейчас, благодаря разработкам прогнозистов, мы знаем, с чем столкнемся через двадцать пять – тридцать лет. Телеприемники совершенно видоизменятся. Техника еще больше усилит эффект присутствия. Вы будете как бы сидеть в нулевом ряду театра, лицом к лицу с актером. Изменится обычный театральный грим, преобразится мимика, рассчитанная на отдаленное восприятие. Вы окажетесь в лесах рядом с Робинзоном Крузо, за спиной Д’Артаньяна, фехтующего своей шпагой.

В.И. КЕЛЛЕ, доктор философских наук (занимается социологическими проблемами)

Мне все-таки кажется, что все эти грандиозные технические перспективы к проблеме телевидения как искусства общения не имеют прямого отношения. В конце концов, уже давно существуют панорамное и стереокино, и, например, я получаю от него удовольствие, родственное захватывающему ощущению от катания на колесе обозрения. Но удовольствие от общения с искусством, наверное, все-таки мы получаем, посмотрев обычный фильм. Если прямо на зрителя, рыча, пойдет тигр из джунглей (как в голографических фильмах), то это будет переживание совсем иного рода – переживание аттракциона.

И.В. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА. Но кинематограф и телевидение вначале тоже были не более чем аттракционом. Уверяю вас, что будущие технические возможности позволят усилить эффект присутствия именно для решения художественных задач. У нас еще нет «идеального» телевидения, мы до сих пор не используем полностью его уникальные возможности.

А.А.ЛЕОНТЬЕВ. В последнем я с вами совершенно согласен. Возьмем хотя бы то, чему могли бы способствовать средства массовых коммуникаций в обучении. Попробуйте перенести даже самую глубокую, содержательную лекцию на третью программу – эффект в большинстве случаев будет небольшой. Здесь совершенно иные законы восприятия. Долго не зафиксируешь внимания ни на монотонной, хотя и содержательной речи ведущего, ни на обычных атрибутах учителя – меле, доске, репродукциях. Ведь мы привыкли к определенному языку телевидения. Посмотрите, как изящно, например, с помощью мультипликаций можно объяснить какие-то абстрактные понятия. Вспомним хотя бы показанный не так давно в программе «Очевидное – невероятное» фильм «Как лучше вычислить удачу?», где серьезные проблемы математического моделирования ярко и неожиданно преподносятся зрителю не только в забавных мультипликациях, но в пародиях вокально-инструментального ансамбля «Апельсин»! Я думаю, что телевизионное восприятие учебного материала эффективно, когда все очевидное кажется невероятным.

С.Х. РАПОПОРТ, доктор философских наук (занимается проблемами художественного восприятия). Вот тогда-то и начинается увлекательная игра, каждый момент которой удивляет, а значит, приковывает внимание зрителя, вызывает соучастие в творческом процессе. После передачи о «Евгении Онегине», где ведущий – В.Лакшин – на наших глазах раскручивал почти детективные истории прототипов героя бессмертного романа, в любом ребенке, я думаю, проснется желание исследовать. Такие уроки не только облегчают восприятие материала, но и побуждают к движению мысли.

В.И. КЕЛЛЕ. Мы редко задумываемся над тем, почему определенная группа людей вообще исключает телевидение из своей жизни. Я не раз замечал, что у некоторых моих коллег нет дома телевизора. Думаю, что подобные психологические установки представляют интерес. Во-первых, время, которое отнимает голубой экран. Его жаль тратить на то, что, по их мнению, не является высоким искусством. Во-вторых, телевидение изначально навязывает свой репертуар, а многие сами хотят выбрать, что читать и что смотреть. Вот здесь говорили сегодня, что прерогатива телевидения – всё возрастающая роль личности на экране. Но есть в этом и другая сторона. Яркая личность, вызывающая доверие, усиливает направленность воздействия предполагаемого материала. Это может раздражать, мешать восприятию.

С.Х. РАПОПОРТ. В изучении восприятия телевизионных программ не последнюю роль может сыграть анализ аудитории. У нас, в принципе, уже есть такой опыт, но пока он имеет малое отношение к живой практике. Может быть, нужна специальная практическая служба непосредственно при телевидении, куда бы входили и социологи, и психологи, и прогнозисты, и эстетики, и, конечно, работники телевидения, которые были бы впрямую заинтересованы в научных рекомендациях. Иные вечера музыки, оперные спектакли занимают, например, одно из последних мест по популярности, а фильм «Жизнь Бетховена» смотрится с захватывающим интересом миллионами людей. Почему?

А.А.ЛЕОНТЬЕВ. Нам надо приобщать широкие массы людей к культуре, заниматься их художественным воспитанием. Сколь ни мал процент зрителей таких передач, их все равно больше, чем в залах консерватории и оперных театрах. И это прекрасно. Правда, такой принцип приобщения к искусству не учитывает тех же законов восприятия. Человека можно научить понимать искусство, только научив разбираться в его языке.

И.В. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА. Известно, что у многих людей, особенно у молодежи, есть какой-то психологический барьер в восприятии серьезной музыки. Конечно, можно прочитать лекцию, объяснить, почему, скажем, Моцарт или Бетховен необходим каждому. Нечто подобное мы видим в комментариях С. Виноградовой. Но это музыковед, специалист – с ним у телезрителя существует определенная дистанция. А что если создать концерт-исследование, героями которого будут люди, с наслаждением сидящие по три часа в зале Московской консерватории, предварительно простояв ночь за билетами. Ведь в восприятии программ не последнюю роль играет доверие к телевизионному собеседнику, возможность отождествить себя с ним.

А.А.ЛЕОНТЬЕВ. Мы вспомнили о «Жизни Бетховена». Это не просто биографический фильм. Зрителя вводят в лабораторию творчества гениального композитора, в противоречивую жизнь его идей. И тогда музыка Бетховена начинает восприниматься нашим современником как событие собственной жизни, как нечто вновь открытое самим зрителем.

С.Х. РАПОПОРТ. Когда-то В.Б.Шкловский говорил, что если географ рассказывает о какой-то стране, то это факт его биографии, а если о том же рассказывает писатель, то это факт биографии читателя. То есть, главное, по-моему, заключается в том, что всегда надо стремиться создавать специальную телевизионную драматургию, в которой соучастие зрителя в творческом процессе запрограммировано. А то смотришь порой «Театральную гостиную», такую, казалось бы, телевизионную передачу, а перед тобой проходят актеры, информирующие лишь о своих успехах в новых ролях. И не совсем понятно, зачем эти благополучные люди пришли в твой дом. Хотя известно, что зритель испытывает сильную потребность в серьезном доверительном разговоре о подлинных проблемах искусства, о нашем современнике.

В.И. КЕЛЛЕ. Правильно! Ведь у телеэкрана есть возможности не только информировать и популяризировать, а, прежде всего, поднимать уровень мышления. Посмотрите, насколько телевидение вообще изменило наше восприятие писателя, актера, режиссера, ученого. Сегодня мы видим не только результат творчества – эти встречи на экране просто заражают напряженностью духовной жизни.

И.В. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА. Здесь вообще возникает проблема нашего досуга. Не только производство, но и проведение свободного времени играет существенную роль в формировании личности. Многие люди не знают, чем занять себя в свободное от работы время. Чем богаче и разнообразнее досуг, тем выше общий уровень мышления. Разговор с интересным телевизионным собеседником может сделать огромное дело. Вот пример. У нас часто транслируются старые фильмы. С точки зрения сегодняшнего дня многие из них кажутся слабыми, наивными, скучными. Но это может быть и захватывающе интересно, если, например, создать определенную рубрику с условным названием «Телевизионный иллюзион», где постоянный ведущий будет рассказывать о времени, когда снимались эти фильмы, об эстетических направлениях тех лет, о киношколе 20-х, 30-х, 40-х годов, - старая лента будет восприниматься как документ, след давних событий. А это уже рождает нашу активность, соучастие.

С.Х.РАППОПОРТ. Но активность, а соответственно творческий досуг возможны только в том случае, когда есть адекватная культура восприятия. Некоторые смотрят все, что показывают, без разбора. Еще до появления своеобразной телемании возникла сходная радио-, магнитофоно-, радиомания: потребность проводить время в собственном доме с постоянно включенным источником звуков. Во всех этих случаях телевидение, радио, грамзапись не выполняют своих общественных задач, но играют известную психологическую роль, удовлетворяя так называемый «сенсорный (чувственный) голод».

В.И.КЕЛЛЕ. Заметьте, привлекают нас независимо от отчетливо постигаемого смысла передач всегда факторы звучащие и динамичные. Стены комнаты могут быть обильно заполнены репродукциями, фотографиями, а «сенсорный голод» останется. И не только потому, что они висят давно и хорошо знакомы, но и потому, что они немы и статичны.

И.В. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА. Общение, создаваемое средствами массовых коммуникаций, имеет одну определенную направленность – от автора к адресату, тогда как живое человеческое общение – процесс с обратной связью, подразумевающий взаимовлияние, взаимообогащение, создание каких-либо отношений. Телевидение вовлекает зрителя в действие, будит этим его активность, фантазию, оказывает влияние на формирование его личности. Зритель, конечно, не влияет впрямую на своего телевизионного собеседника. Но то, что говорит диктор, ведущий, участник передачи, есть отражение проблем и интересов, занимающих зрителя, и в этом смысле взаимодействие существует. Живое общение не заменят ни книга, ни экран, зато телевидение может целесообразно организовать этот процесс, осмыслить его. Кроме того, мы имеем возможность общаться сразу с несколькими и притом, что немаловажно, интересными людьми. В этом огромный плюс телевизионного общения. Существуют и минусы. Во-первых, телемания, во-вторых, вытекающая отсюда опасность разобщения людей. Ведь общение – это не только информация, которая передается друг другу, но и сумма переживаний, подобие которых человек ищет в своем собеседнике, и активное сочувствие.

В.И. КЕЛЛЕ. Мы начали наш разговор с прогнозов телевидения будущего, размышляли о том, как оно может повлиять на социальную практику людей. Но оно уже влияет! Даже ребенок может сегодня рассказать о сложнейшем устройстве Вселенной, о рождении и умирании звезд, о том, как живут люди в самых разных частях света. ========== Да, сегодня телевидение не только прочно вошло в наш быт, оно стало мощно воздействовать на всю нашу культуру. И чем больше будет передач, которые дают почву для общения, будят активность – тем полнее телевидение будет выполнять свое предназначение и в настоящем, и в будущем.

Гостей принимали

Е. БОКШИЦКАЯ и

Е. ЧЕКАЛОВА

«Советская культура»

4 июля 1980 г.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001