обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Литературная газета 25.06.1975 год

И до, и после 16…

Статью эту писать трудно, и причин тому множество. Во-первых, «обзоры» детских передач ТВ выходят ежедневно, тираж этих обзоров не поддается учету. Я имею в виду обзоры устные — это мы, взрослые, довольствуемся тем, что перекинемся нескольки¬ми словами по поводу вче¬рашнего фильма или спек¬такля, дети же обсуждают «свои» передачи обстоятельно, страстно, постоянно. Во-вторых, оценивая эти передачи, все время приходится себя контролировать: тебе что-то может не нравиться, а ребенок примет это «что-то» с восторгом; попробуй разберись: то ли у него вкус не развит, то ли ты сам пытаешься подчинить своим требованиям «чужой» материал. О других причинах,— по ходу дела...

Уверен, что преодолеть названные мною сложности можно, в частности, отталкиваясь от тех передач, которые с одинаковым удовольствием смотрят люди всех возрастов, хотя и рассчитаны они на детей. Это очень любопытное явление: «классической» всегда бы¬ла ситуация, в которой юный отпрыск канючил, умолял разрешить ему по¬смотреть передачу «для взрослых». Отпрыска адресовали к «его» передачам. Сегодня немало именно «общих» программ. Например, программа мультфильмов. Зрители от мала до велика ждали три недели подряд, когда транслировались три фильма из цикла о Чебурашке. Дружно восхищались необыкновенно симпатичной куклой. Дружно корили игрушечников, выпустивших эту куклу, точнее, тиражировавших жалкое ее подобие. И... и весьма дружно — в который раз! — критиковали заставку к программе мультфильмов.

Заставка придумана уже давно, и придумана очень остроумно: Волк из цикла «Ну, погоди!» гонится за Зайцем, по дороге в движение вовлекаются Крокодил с Чебурашкой, Бегемот, мультипликационные боксеры. За несколько секунд Волк успевает пережить несколько неприятностей, наконец, Заяц почти что в лапах — и вдруг Заяц говорит: «Ну, погоди!», показывает на экран— и начинаются мультфильмы. Поначалу заставка очень радовала, чем дальше — тем больше она стала вызывать раздражение. Почему? Думается, потому, что, задуманная как сюжетная шутка, она не могла рано или поздно не приесться — как всякая шутка, бесконечно повторяемая.

Я позволил себе подробно остановиться на такой «малости», потому что она многое дает для понимания проблем, стоящих сегодня перед детским вещанием ТВ. Пожалуй, ни одна ауди¬тория, как аудитория детская, не может так уверен¬но похвастать тем, что телевидение обращается к ней во всеоружии социологической точности. Для тех, кто занимается детскими программами на телевидении, аудитория дифференцированна, динамична, телевидение постоянно озабочено проблемами «роста» этой аудитории. Роста, так сказать, количественного. Роста духовного. Наконец, просто тем, что аудитория растет, переходит из одной возрастной группы в другую, и умное построение, сочетание программ позволяют детям осознать и то, что они растут, и связь своего возраста с возрастом младших и старших. Недавно экран познако¬мил зрителя с очень интересным телеспектаклем «Необычайные похождения Севы Котлова» по повести А. Алексина. Поставлен он весело, без натужной дидактики и без (право же, возможного здесь) самоцельного «смехачества». Но спектакль не прозвучал бы так свежо и хорошо, если бы не входил в единую систему многочисленных передач, адресованных детской аудитории. Все дело-то как раз в том, что передачи эти, взятые вместе, и дают общий баланс развлекательности и назидательности. И в центре всего комплекса этих передач — стремление постоянно участвовать в воспитании новой личности, личности со¬временной, отличающейся широтой взгляда, непримиримостью к дурному. И спектакль о Севе Котлове чрезвычайно выразительно показал основной и наиболее продуктивный способ воспитательного воздействия на юную аудиторию — каждая мысль, каждое чувство доброе должны быть активно пережиты героем, независимо от того, кто он.

Cформулировать это просто, понять — необходимо, реализовать — каждый раз трудно. На ТВ есть две передачи, тематически родственные друг другу, хотя и весьма различные по принципу подачи материала. Это «Выставка Буратино» и «В каждом рисунке — солнце».

Обе посвящены изобрази¬тельному творчеству детей. Даже неловко писать такое суконное словосочетание: в передачах много света, красок, радости творчества. Обе передачи максимально диалогичны: во второй из них широко используются письма детей, в первой — кукла Буратино, обаятельный Художник и обязательно, сами дети — один, двое, которые тут же под наблюдением художника, точнее — в живом общении с ним что-то рисуют, обсуждают нарисованное. Формы очень удачно найдены, они, безусловно, дополняют друг друга. И это мне хочется особо под¬черкнуть: вовсе не обязательно открытое «прочерчивание» связей между теми или иными передачами, обращенными к детям, важны именно внутренняя связь, ощутимое единство цели.

И еще: «Выставка Буратино» обладает изрядной дозой развлекательности, «игровым началом», ярко выраженным: она для маленьких. «В каждом рисунке — солнце» — для тех, кто постарше; передача несколько, я бы сказал, торжественна, настолько, насколько торжественна в подростковом возрасте публичная оценка твоего творчества, насколько торжественно совершается знакомство не шапочное, а настоящее, «по делу». Но и вторая передача тонко ведет «линию игры» — прос¬то делается это иначе.

Еще несколько лет назад такими же свойствами отличалась и одна из старейших передач «для самых маленьких» — «Спокойной ночи, малыши!». Сегодня передача эта порой вызывает беспокойство. Появились в ней какая-то поспешность и необязательность — и в репертуаре, и в манере общения с маленькими слушателями. Так рассказывают назойливым детям сказ¬ку куда-то торопящиеся взрослые. И еще одно беспокоит: в «классическую» свою пору передача не знала ни умильности, ни сентиментальности. Это был разговор дружеский, открытый, уважительный. Сего¬дня экран нет-нет да и сюсюкнет. А уж если на экране куклы — тогда почти на¬верняка появляются «кукольно - мультипликацион¬ные» интонации, которые так легко могут воспитать дурной вкус. Кстати, едва ли в такой передаче, как «Спокойной ночи, малы¬ши!», уместны мультфильмы: вся прелесть, вся мудрость замысла состояла в ежедневности живого чело¬веческого общения, в еже¬дневном появлении рассказ¬чика, который стал фигу¬рой, особенно на телевидении значимой. Задача тако¬го рассказчика — из труд¬нейших: каким нужно обладать богатством чувств, интонаций, эмоциональных переходов, чтобы из вечера в вечер держать внимание, радовать встречей, дарить неожиданное! Именно «дар неожиданного» и уходит, по-моему, из передачи.

ЭТО ВЕЧЕР. Есть беспокоящее и по утрам. Очень хорошо придуман детский теле-театр «Колокольчик». Очень хорошо, что вообще стала традиционной встреча по утрам с телетеатром — и не только «Колокольчиком». Репертуар телетеатра небанален, на экран при¬ходят сказочные сюжеты разных народов. Но все эти «хорошо» тускнеют, если телетеатр — как театр — неудачен.

Показали как-то телеинсценировку «Карлика Носа» Гауфа. И вот очередная — отнюдь не загадочная — «загадка» искусства. Каждый актер был сам по себе недурен. По сюжету все было вроде бы на мес¬те. Но не было в спектакле ритма, не было элементарной грамотности монтажа, партнеры оказались предельно неконтактны.

Так возникает опасность, избирая хорошие, зачастую широкоизвестные сюжеты, ограничиться чистым иллю¬стрированием. Результат? Я сам не раз слышал, как маленькие зрители произносили: «Можно, включим «Колокольчик» — вдруг там что-то интересное?» По-моему, формулировка убийственная: ребенок должен торопиться включить телевизор, когда идет «его» передача, потому что там обязательно должно быть что-то интересное, яркое, незабываемое.

Умеют же обязательно дать хотя бы один яркий, незабываемый сюжет создатели передачи «Вперед, мальчишки!». Это «прямое» телевидение, о нем разговор особый, но сколько раз по сей день слышишь воспоминания и детей, и взрослых об одной из передач, в которой был конкурс юных следопытов. Двенадцати-тринадцатилетние Шерлоки Холмсы должны были реконструировать события по «следам, оставленным преступниками». Чего только не нагородили юные любители детективов!

А потом показали «процедуру» нанесения следов на снег. Взрослые люди, откровенно веселясь, бегали по кругу, падали, катались по снегу. Они радовались озорной «сверхзадаче». Зрители — и участники игры, и телезрители — радовались розыгрышу. А в итоге еще и воспитательный эффект: дело ведь не в том, чтобы кто-то в данном случае досконально «расшифровал» события, а в том, чтобы научить ребят не мыслить по трафарету, не поддаваться соблазну первой попавшейся «умной» версии, и не в «детективе», конечно же, дело...

Такие передачи, отдельные сюжеты, где ребёнок и взрослый одновременно и равноправны, и способны обогатить друг друга, есть самое перспективное на сегодняшнем «детском» теле¬экране. Телевидение умело воспитывает чувство преемственности поколений, единства их. Эти преемственность, единство и — что очень важно — взаимная ответственность стали основой сюжетов многих фильмов, спектаклей. И чем дальше — тем больше сюжеты эти ведут юных героев к при¬нятию самостоятельных решений, к открытию, воспитанию такого чувства ответственности в себе самом. Этим же чувством проникнуты и «прямые» передачи, рассчитанные на ребят постарше, прежде всего уникальный цикл встреч юнкоров телестудии «Орленок» с прославленными героями труда, ветеранами войны, летчиками - космонавтами. Такие передачи, в которых перед юнкорами, перед многомиллионной аудиторией выступают люди разных по¬колений, — своеобразный отчет эпохи, поучительный для каждого, кто вступает или скоро вступит в самостоятельную жизнь. ТЕМЕ «вступления» посвящены самые разнообразные пере¬дачи. Сделана попытка подробно и — главное! — с конкретной аудиторией говорить о конкретных профессиях. Правда, попытки эти пока еще робки, еще не найдены действенные формы ведения таких пере¬дач, еще не определила своих задач режиссура. Тут срабатывает небезопасная доверчивость к «импровизации». Не сомневаюсь, что по мере накопления опыта в таких передачах могут по¬явиться и подлинная импровизационная раскованность, и даже азарт. Так ведь и произошло с пресс - конференциями «Орленка». Так было и в замечательной по изобретательности, по живости, по глубине воспитательного воздействия военной викторине, которая в течение многих месяцев, предшествовавших тридцатилетию Победы, регулярно транслировалась из Центрального Дома авиации и космонавтики. Но конечный успех этих циклов был бы немыслим, если бы с самого начала не чувствовались в нем отчетливо сформулированный организационный принцип, единый художественный замысел. Передачи же, посвященные проблемам профессиональной ориентации, с самого начала отличала своеобразная робость. Робость перед сложностью социальных проблем, с неизбежностью возникающих по ходу разговора. Ведущий, взрослые участники как бы задавали разговор вполтона, вполпроблемы. Ребята, народ чуткий, подхватывали эту тональность — подхвтывали вяло, незаинтересованно, как будто им выпало отвечать перед телекамерой обязательный урок. Так и проблема оказалась смазан¬ной, задача — нерешенной. ТОЛЬКО тогда приходит успех, когда идет разговор всерьез. Когда всерьез, из вечера в вечер, рассказывается сказка и этот рассказ воспринимается как обязательное не только в жизни ребенка, но и в жизни рассказчика. Когда телеспектакль о детях, которым всегда хотелось и будет хотеться стать поскорее взрослыми, одинаково принципиален в оценке и взросло¬го, и ребенка. Когда живым общением на телеэкране одинаково увлечены все участники, независимо от возраста. Когда всерьез открывается, что сегодняшние любимые детские стихи были любимыми детскими стихами пап и мам, бабушек и дедушек (такое открытие удалось принести ребенку в недавней замечательно построенной передаче о творчестве Агнии Барто). Когда увлекательная форма диалога, найденная однажды, становится не эталоном, а отправной точкой для дальнашего поиска, — это тоже необходимо, чтобы удачу не постигла потом судьба веселой заставки к программам мультфильмов.

В.Кисунько



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001