обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






 ЗДЕСЬ ШЬЮТ ДЕДА МОРОЗА

 

Служба художественно-декорационного оформления (СХДО) существует со дня основания Телецентра. Результат ее работы – красота в буквальном значении этого слова. Одежда для персонажей телепередач, спектаклей и кинофильмов, декорации для натурных съемок и телестудий, бутафория, куклы, мебель – все это изготавливают здесь, в Телецентре.

Самое поразительное – это масштабы производства и диапазон осуществляемых работ. Здесь могут как изготавливать огромных размеров декорации, так и расписывать тончайшие кружева для изысканного костюма героини фильма, действие которого происходит во времена короля Людовика. Первое посещение СХДО мы начали с пошивочного цеха. Помогла нам познакомиться с ним инженер-технолог Наталья Семеновна АНДРЕЕВА, отвечающая за технологию изготовления костюмов. Она работает в этой службе уже более тридцати лет.

Наталья Семеновна, расскажите о своей работе. В чем ее специфика?

С точки зрения технологии она не является сложной. При подготовке к съемке каого-либо фильма или спектакля, первый, кто делает шаг в направлении создания костюма, это художник. Он рисует эскизы, учитывая при этом особенноси костюмов той эпохи, во времена которой происходит действие, затем передает рисунки нам. Вот тут-то и начинается наша работа. Первое, что мы делаем, - определяем, можно ли подобрать подходящий костюм на складе (это называется «делать подборы») или его надо шить. Если подбор устраивает, костюм немного переделывается по стилю, по тому характеру, который нужен для данного героя. А для пошива прежде всего подбираются ткани. Они или покупаются, или берутся со склада (у нас свой склад с некоторым запасом тканей). Затем я выписываю заказ. Есть такая «технологическая опись», где я подробнейшим образом описываю эскиз – из чего изготовить, какой формы, где какая прокладка, где на кринолин надевается, где на панье… Также предварительно идут консультации с цехом, с закройщиком – он тоже ценные советы дает. Так все вместе и работаем.

Специфика нашей работы в том, что мы должны знать историю костюма, особенности разных эпох, материалы, ткани, поскольку у нас шили и шьют исторические костюмы. Какая ткань как себя ведет, какую надо делать подкладку, какие дополнительные детали понадобятся для поддержания формы одежды… Важно не просто нарисовать картиночку, а понять, как ее сделать. Вот, к примеру, мы делаем фраки. Так надо стегать бортовку, делать клеевку… Никто не видит, ЧТО внутри этого фрака, но для того, чтобы его сделать, нужна большая технологическая работа. Почти все делается вручную. Мастер чувствует рукой, какая получается форма.

Если совсем коротко, то сначала появляется эскиз, потом ткань, технологическая опись (разрабатывается технология пошива), затем выписываются наряды в цех, по этим нарядам к работе приступают закройщики. И начинается работа. За десятилетия опыт у нас накопился уже огромный. В нашем коллективе только профессионалы!

А как Вы стали технологом по костюмам?

А я с детства рисовала, как и мой брат, который занимался рисованием. Рисовала, как все девчонки обычно рисуют. Он увлекся «интерьером», закончил «Строгановку». А я поступила в художественную школу, правда, проучилась там недолго. Вскоре узнала про Театрально-художественное училище, выбрала факультет «Исторический и современный театральный костюм», пошла на вечернее отделение. Учиться нравилось, было очень интересно. Изучала историю искусства, историю театра. Получила диплом художника-модельера исторического и современного театрального костюма. Многое дал опыт. Надо было устраиваться по специальности, и я пошла в мастерские Большого театра. Там очень хорошая практическая школа, приходилось много шить своими руками. Чтобы понимать костюм, мало знать его историю, надо своими руками пощупать, как он шьется. Стараюсь изучать книги по искусству, по историческим костюмам, где есть описания и изображения одежды тех времен. А 33 года назад перешла сюда, в Телецентр, в СХДО.

К чему Вы испытываете больший интерес – к историческим эпохам или к современности?

Мы много шили и шьем современных костюмов. Когда-то и «Кабачок «13 стульев» был современным… Но очень интересны исторические костюмы. Там больше «отделочных работ», интересные материалы.

Наталья Семеновна, а как Вы шьете одежду, например, 20-х годов? Соблюдаете технологию тех лет?

Наверное, сейчас мы шьем более совершенно. Многое зависит от материалов – какие есть, от той технологии и пляшем. Вот сейчас продается дублерин, или, по-иному, - клеевка (подклеевается ткань), мы применяем его. Стараемся идти в ногу со временем, знаем, какие материалы выпускаются, например, используем липучки, которых в 20-е, естественно, не существовало.

Так вы делаете только имитацию костюмов?

Имитацию мы делаем тогда, когда идет роспись, аппликации; вот когда приходит время наших художников, которые расшивают камнями, делают роспись. Этакая «театральная» специфика. Раньше у нас даже были вышивальщики, которые делали вышивку по аппликации.

Производятся ли примерки в процессе изготовления одежды?

Обязательно. Вот мы делали фрак и смокинг для театра «Школа драматического искусства»… Примерка была прямо в театре. На первой примерке работа, казалось бы , несложная: где-то что-то подколоть, тут сделать пониже, там – повыше… Но результат должен быть идеальным: необходимо строго выдержать форму талии, ширину рукава. Многое зависит от времени, в которое происходит действие. Вот мы делали костюмы пушкинской эпохи. У них есть свои нюансы, и это все надо знать!

Какие работы, помимо пошива, приходится выполнять вашей службе?

Выполняем ремонт содержимого наших складов. Склады у нас обширные, за много лет хранения постоянно что-то приходит в негодность. Ведь часто костюмы сдаются напрокат, и не всегда их возвращают в первоначальном виде. Мы отбираем «пострадавшее» вместе с кладовщиками, потом стираем, гладим… Но сначала все это распарывается! Потом делаются набросочки, если надо что-то изменить, иногда совсем чуть-чуть. Костюм ведь должен остаться костюмом того времени, для которого был изготовлен. Конечно, можно что-то поменять, допустим, отделку, если она порвалась. А в итоге костюм получится совершенно свежий, он словно заново оживает.

С кем работаете сейчас?

Шьем, когда приходят заказы для фильмов, спектаклей. Вот сейчас, например, шьем театру Васильева. Мы делаем несколько вещей., и театр стал уже нашим постоянным заказчиком.

Они, что, к каждому спектаклю, который ставят, заказывают новые костюмы?

Они шьют, в основном, смокинги и фраки. Это исторические вещи, которые очень сложно изготовить. Не каждый берется. И потом, это очень дорогая работа, а мы шьем подешевле. У Вячеслава Зайцева такой фрак стоит 2,5-3 тысячи долларов. Мы, кстати, много работали вместе с Зайцевым. Он рисовал для нас эскизы. Бенефис Дорониной мы с ним вместе делали, «Три сестры» для Театра на Таганке, для «Машины времени» создавали костюмы…

Выходит, он ваш конкурент?

Нет, у него почти все современное, а мы делаем в основном исторические костюмы. Даже если он шьет фрак, он это делает по современной технологии, а мы – по старинной. Это намного сложнее. Но, тем не менее, у нас дешевле.

Кто был ваш основной заказчик 10 лет назад, и кто он сейчас?

Раньше это были все редакции телевидения: молодежная, литературно-драматическая, музыкальная – все наперебой заказывали одежду. Времени не хватало. Тогда во всех студиях шли съемки. Было много постановочных спектаклей, очень крупных, ставили много классики. К нам стояли в очередь! Мы полностью обслуживали хор русской песни, хор радио и телевидения, детский хор. Для хоров вообще шили очень много костюмов. Театры из многих городов размещали у нас заказы…

А еще мы делали «елки». Была художник Марина Зайцева, совершенно потрясающие делала эскизы костюмов для кремлевских елок, Олимпийского дворца, и какие сложные! Эту красоту было видно издалека.

А сейчас это киностудии – имени Горького, «Мосфильм»… Театры, особенно ставящие крупные постановки, просто не справляются с большими заказами и обращаются к нам.

Когда-то у нас работало больше полусотни человек, а сегодня – меньше двадцати. К сожалению, фильмов стали снимать меньше. В основном по телевизору показывают американские фильмы и зарубежные сериалы. А наши сериалы только сейчас «пошли» по всем программам, и то «современные» - убийства, грабежи… В основном для них берут одежду напрокат в бутиках. А у нас просят чаще для исторических фильмов. Но исторические фильмы снимает сейчас одна Дружинина. А ей хватает и костюмерной студии Горького.

Заказов стало меньше, но какие-то сдвиги есть?

Конечно. Появились заказы от студий – одежда. Все чаще возникает нужда в драпировочных работах. Половики, задники – это тоже наша работа. Стали поступать заказы из других городов, с Севера, из Салехарда. Мы проводим переоснащение производственного цеха, заменяем устаревшее оборудование на современное. Приобрели парогенераторный утюг и раздвижные манекены, которые могут трансформироваться от 42 до 56-го размера. Очень удобно, не надо иметь много манекенов, как раньше, просто устанавливай нужный размер – и работай.

Здесь надо сделать небольшое отступление. Пошивочный цех СХДО многие годы специализируется на костюмах различных эпох и народов. Казалось бы, востребованность таких костюмов обеспечена только благодаря кино, театру и телевидению. Но это не так. Недавно для съемок в музее Шереметьева, что в Останкино, понадобились исторические костюмы. Готовые нашли только здесь, в Телецентре. Каждый костюм – ручная работа, как и во времена графа Шереметьева. Конечно, можно было и заново пошить, но оказалось проще взять их у нас, к тому же качество изготовления гарантировано многолетним опытом мастеров. Здесь работают профессионалы «золотые руки», десятилетиями накапливающие драгоценный опыт. Даже самому молодому работнику 38 лет, а самый старший трудится в СХДО на протяжении 45 лет. Многие работают на телевидении по 30 лет, немало и тех, кто отдал Телецентру 40 лет и больше. Большинство прошло практику в театрах, но, придя сюда, они уже не хотят уходить или менять работу. Смешно, но эти люди, бывает, приносят из дома что-то свое, вкладывая душу в работу. Они так ее любят, что убеждены – те, кто к ним приходит, отсюда уже не уйдут. С улыбкой вспоминают американцев, которые принимали участие в совместных съемках фильма «Бешеный пес»… Они предлагали мастерам уехать в Америку всем цехом, настолько были поражены работой СХДО. Говорили, «станете там миллионерми». Никто не уехал.

У вас немного молодых работников. Почему?

У них другое отношение к работе, более практичное, что ли. Многие ориентируются больше на заработок. Поэтому и не задерживаются долго. Наша работа строится на опыте и взаимном уважении. Надо хорошо разбираться в предмете, в технологии костюма, уметь его сшить, а это приходит только с многолетним опытом. Те же художники, которые рисуют эскизы костюмов, часто полностью полагаются на наш опыт, ведь мы заранее видим, что получится. Какую надо сделать прокладку, какое «сито» проложить, чтобы жесче было, как сделать «гребешки»… У нас технологический взгляд: художник видит костюм снаружи, а мы – еще и изнутри. У каждого костюма свои тонкости, полностью их представить получается только у тех, кто обладает большим опытом. К тому же надо учитывать и фактор времени. Без знания технологии производства можно просто не поспеть к сроку.

Одна из статей дохода СХДО – прокат костюмов, когда-то сшитых для спектаклей, фильмов или передачи. Сейчас (разговор шел как раз перед Новым годом) приходится восстанавливать костюмы Деда Мороза, Снегурочки. Их много, и каждый, скорее всего, после возврата потребует ремонта или, как минимум, чистки. Вот эти рукавицы Снегурки придется переделывать полностью. Видите, обгорели?! Похоже, Снегурка попалась курящая, а, может, просто руки грела у костра.

Какова судьба костюма, который шили для спектакля? Его отправляют на склад?

Да, но долго он там не висит. Его берут напрокат для других фильмов или спектаклей. Костюм можно совсем немного видоизменить, а можно и капитально переделать, используя как основу, - и вот он уже подходит для другого времени. Отдельный склад – для военной одежды, но там, в основном, форма прежних лет, современную проще достать – и шить не надо. Все костюмы хранятся и содержатся в образцовом порядке. (Подтверждаю: видел там и жакет Веденеевой из фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!», и чепчик графини Шереметьевой, и платье молодой Екатерины… Все в идеальном состоянии!) Огромное количество одежды ручной работы, с вышивкой, есть просто уникальные вещи. Для мужской и женской одежды – раздельные склады. Отдельно хранятся меховые изделия, для них предусмотрен специальный холодильник, чтобы дольше прослужили. Еще один склад – для обуви, которую изготавливали специально для фильмов и постановок.

Вы говорите, что в театрах есть собственные мастерские. В чем разница между их работой и вашей?

В театрах делают расчет на общий план, а в телевидении – на крупный, как для кино. И если театральные костюмы вблизи часто выглядят грубовато, то наши костюмы – изящнее, так как мы работаем над костюмами более тщательно. Это работа филигранная.

Только ли костюмами вы занимаетесь?

Нет, не только. Мы шьем и головные уборы. У нас есть специалист – модистка. Пришла работать еще на Шаболовку, в 1965 году. Головные уборы востребованы так же, как и остальные виды одежды. Без головного убора нет характера. Возьмите любой карнавальный костюм: если нет головного убора, то непонятно даже, что это за герой – животное или птица.

Вспомните самые известные киноработы, где использовались ваши костюмы, и самых известных актеров, которых вы одевали?

«Юность Петра» - там наши костюмы, не все, но очень многие. «Красное и черное» (с Н.Еременко и Н.Белохвостиковой в главных ролях) – тоже наши. Фильмы «Метель», «Поздняя любовь», «Здравствуйте, я ваша тетя!» (костюмы на актеров А.Калягина, А.Джигарханяна, М.Козакова, Т.Носову, Т.Веденееву), «Веселая вдова» (костюмы на Е.Образцову), «Графиня Шереметьева» (костюмы на А.Ростоцкого), «Кража» (костюмы на И.Смоктуновского, А.Вертинскую), «Дуэнья» (костюмы на Е.Леонова, Т.Васильеву), «Мнимый больной» (костюмы на О.Ефремова). Программа «К 100-летию Кальмана», «Рассказы Олигари», «Этот фантастический мир», «Альбом Чайковского», «Музыкальный киоск », «А ну-ка, девушки!», «Голубой огонек», «Новогодний аттракцион», «Майский огонек», «Бенефис Дорониной» (костюмы на Т.Доронину), «Бенефис Гурченко» (костюмы на Л.Гурченко), цикл об оперетте (костюмы на Т.Шмыгу, Л.Амарфий, С.Варгузову). Одна из последних наших работ – сериал «Петербургские тайны, в котором мы шили костюмы на Н.Гундареву, И.Розанову, К.Крюкову, Н.Караченцева, Е.Яковлеву, Л.Федосееву-Шукшину, Н.Ракова, В.Стеклова. Обшивали Орлову, Миронова, Борисова, Ефремова, а театр Вахтангова – так вообще здесь дневал и ночевал…

Кто из актеров был самым капризным?

Доронина, однозначно. Это был кошмар! Она требовала, чтобы на примерке никого не было, только закройщик. С ней мог справиться только Зайцев. Он приходил, и она только тогда затихала. А из мужчин – Гафт. Очень нервный. Мы как-то шили для него костюм гусара. Он требовал делать его все уже и уже, пока, наконец, костюм не треснул у него на спине. Яковлев тоже ворчал, когда штаны оказались ему тесноваты, но мы его все же в них запихнули. Тем не менее, ладить удается со всеми. Многие бывают у нас не по одному разу.

Беседу вел Алексей АФАНАСЬЕВ

ТелеЦЕНТР №2, 2003



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001